Главный бизнес-стратег Формулы 1 – о гибридах, соцсетях и Хэмилтоне

Главный бизнес-стратег Формулы 1 – о гибридах, соцсетях и Хэмилтоне

Большинство поклонников Формулы 1 наверняка не слышали об этом человеке. Но Ян Гангакумаран – один из тех, кто определяет будущее чемпионата мира. Он занимает в Ф1 пост директора по стратегии и бизнес-развитию – который сохранит и после того, как на смену Чейзу Кэри придет Стефано Доменикали.

В сферу внимания Гангакумарана попадают и коммерческие, и спортивные аспекты – вроде формата уик-энда или выбора трасс для этапов чемпионата. Но, конечно, особо много времени функционер уделяет долгосрочным целям – к примеру, продвижению на китайский рынок или поиску своей ниши в мире, где углеводородное топливо считается чем-то стремительно устаревающим.

В течение многих десятилетий Ф1 было трудно представить без двигателей внутреннего сгорания. Сейчас многие европейские страны движутся – пусть и весьма постепенно – к отказу от машин с бензиновыми и дизельными моторами (в Великобритании запрет на их продажу планируется ввести уже в 2030 году). Но даже в этих условиях Ф1 предпочитает инвестировать в поиск решения, которое будет оптимальным не только для создателей гоночных машин, но и для тех, кто не может использовать электромобиль в повседневной жизни – а такими в обозримом будущем останутся 99 % владельцев автомобилей.

«Мы уверены, что есть несколько способов снизить уровень вредных выбросов, источниками которых являются автомобили и автомобильная промышленность, – объясняет свою позицию Гангакумаран. – И мы хотим сделать выбор в пользу того способа, который удовлетворит запросы не только автопрома, но и спортивных болельщиков по всему миру.

Да, все вокруг говорят об электричестве и водороде. И мы тоже изучали эти возможности, думая о силовых установках нового поколения, которые появятся на свет через пять лет. Но такие технологии не обеспечат нам нужной мощности, нужной динамики – или придется уменьшать дистанцию гонок, к чему мы тоже не готовы».

Силовые установки Формулы 1 – наиболее совершенные гибридные агрегаты в мире, они максимально эффективно используют каждую каплю топлива. Теперь задача Ф1 – вместе с топливными гигантами полностью перейти на более экологичное топливо.

«Это может быть синтетическое топливо или биотопливо второго поколения, – рассуждает менеджер. – И, на наш взгляд, мы можем стать инструментом, который докажет миллионам людей реальность использования высокоэффективных двигателей внутреннего сгорания, работающих на экологичном топливе.

Если мы посмотрим на миллиард машин, который сейчас ездит по планете, то в 99 % случаев это машины с моторами внутреннего сгорания. Большинство из них никуда не денется в течение еще лет пятнадцати, другие будут эксплуатироваться еще несколько десятилетий. Их не вынесешь за скобки просто так».

В условиях, когда роль самых прогрессивных гоночных дисциплин активно примеряют на себя чемпионаты Формулы Е и Extreme E, Формуле 1 приходится искать достойный ответ. Наряду с движением в сторону большей экологичности руководство чемпионата активно занимается и программами по созданию среды с равными возможностями для всех – не без помощи со стороны Льюиса Хэмилтона.

«Льюис великолепен в роли отстаивающего те же ценности, что и мы, – продолжает Гангакумаран. – Мы ставим перед собой одни и те же цели и относимся к их достижению с одинаковой страстью. Это часть одного большого движения, которое заставляет правительства и общественные организации работать в направлении прогресса».

С момента перехода Ф1 под контроль компании Liberty Media новое руководство чемпионата активно работает в направлении омоложения аудитории – и за последние три года доля болельщиков моложе 35 лет выросла до 62 %.

«Весной мы столкнулись с любопытным эффектом, – вспоминает Гангакумаран. – Гонок не было, мы проводили только виртуальные соревнования – и при этом наша аудитория в соцсетях росла рекордными темпами, мы были лидерами по этому показателю. Так что, наша тяжелая работа по расширению аудитории дает свои плоды».

Но, пожалуй, главным достижением нынешнего руководства Ф1 является создание схемы по контролю за расходами, приверженность которой команды недавно лишний раз подтвердили, подписав новый Договор согласия. Попытки сделать нечто подобное предпринимались и в прошлом, но каждый раз разбивались об эгоизм топ-команд.

«Конечно, тот факт, что подписаны столь важные документы, существенно нам помогает, – подчеркивает Гангакумаран. – Мы теперь можем сосредоточиться на более конкретных мерах по дальнейшему развитию нашего спорта. Нет сомнений, как и в любой мыльной опере, будет еще немало дискуссий и вопросов, которые будут вызывать споры. Но я испытываю осторожный оптимизм – думаю, у Ф1 еще есть большой потенциал для роста, и мы прошли лишь малую часть возможного пути».

Источник