«Нельзя представить более непохожих людей». Инженер сравнил Шумахера и Хэмилтона

«Нельзя представить более непохожих людей». Инженер сравнил Шумахера и Хэмилтона

На Айфельском Гран При Льюис Хэмилтон сравнялся по числу побед за карьеру с Михаэлем Шумахером: сейчас у двух гонщиков по 91 выигранному Гран При.

Несмотря на то, что каждый из гонщиков стал самым успешным в своем поколении, а вместе они переписали книгу рекордов Ф1 практически полностью, в личностном плане между ними почти нет общего.

Об этом написал в своей колонке Росс Браун, который в качестве технического директора работал с Михаэлем в Benetton и Ferrari, а после стал главой Mercedes, за которую выступали оба пилота.

«Михаэль был очень ярким гонщиком на трассах, но за их пределами оставался тихим человеком, – рассказал Браун. – Льюис является прямой противоположностью. За рулем он спокоен и смертоносен, а вне машины экстравагантен.

Не могу представить себе двух более разных характеров. Но при этом оба добились невероятных достижений».

Эту точку зрения поддержал Эндрю Шовлин. Он входил в гоночную бригаду Шумахера в 2010-12 годах и в роли главного инженера внес серьезный вклад в недавние успехи Хэмилтона. При этом. по его словам, за рулем два гонщика весьма и весьма похожи.

«Не бывает более непохожих людей, – признался он после финиша на «Нюрбургринге». – Если взять их стиль пилотирования, то Михаэль, придя в команду, сразу проявил себя в том, что не готов был проигрывать. Даже если речь шла о нескольких сотых, он должен был отыграть их.

Кроме того, у Михаэля была способность ехать быстро на машине и с правильным балансом, и с избыточной поворачиваемостью, и с недостаточной. Если нужно было сконцентрироваться на работе передних колес, он добивался этого. Михаэль умел потрясающе адаптировать свой стиль под возникающие задачи.

Надо сказать, что это свойственно и Льюису. Многие быстрые гонщики отличаются тем, что у них нет явно выраженного стиля, они просто адаптируются и умеют ехать быстро в любых условиях».

Он добавил: «В случае с Михаэлем не имело никакой разницы, сколько информации ты сообщал ему по ходу круга. Касалась ли речь баланса тормозов, контроля за резиной, за ее рабочим диапазоном, ему удавалось заниматься всем этим одновременно.

И Льюис тоже умеет все это. Нередко мы передаем ему информацию, наслаивая одно на другое, и он ничего не забывает. Он во всем разбирается и делает это. Если ты загружаешь его большим количеством данных, он всегда расставляет приоритеты.

Потому, думаю, если говорить о работе за рулем, между ними гораздо больше общего, чем многие думают. Но выбравшись из кокпита, два эти человека были совершенно разными».

Шовлин отметил, что хотя Хэмилтон пришел в Mercedes семь лет назад уже полностью состоявшимся гонщиком, он значительно прогрессировал во время работы в команде.

«Если вспомнить 2013 год, то тогда он был совсем, и в машине и вне ее, – сказал инженер. – Понятно, что команда за это время тоже значительно изменилась, мы стали сильнее, но также мы перестроили и свою работу со Льюисом, чтобы получать от него максимум. Он тоже научился лучше взаимодействовать с командой.

Когда мы только начинали, он сразу был быстр, феноменально выигрывал гонки. Он умел доходить до сути и добиваться результата вне зависимости от того, сколь быстра его машина.

Сейчас он стал гораздо сильнее в плане тактики, в распределении сил по ходу сезона и подходе к работе. Он ищет возможности, в чем еще может стать сильнее. Это подход к жизни и бизнесу профессионального гонщика.

И год за годом мы видим, что к Абу-Даби он стал чуть сильнее, чем в прошлый раз. Его нынешний уровень по-настоящему впечатляет. Это последовательное и неотступное движение ко все новым победам и титулам».

Источник