Анализ: что ждет Red Bull после ухода Honda

Анализ: что ждет Red Bull после ухода Honda

В чемпионате останется всего три производителя силовых установок, чего Ф1 не помнит с первого года гибридной эры в 2014-м. Но куда важнее, что такое развитие событий вызывает серьезные вопросы в отношении будущего всей гоночной программы Red Bull.

Honda впервые сообщила партнерам из Милтон-Кинса, что всерьез рассматривает возможность ухода из Ф1, только в августе. Окончательное решение и вовсе было принято в конце сентября. И до официального объявления у команды оставалось совсем мало времени.

Теперь Red Bull и AlphaTauri необходимо найти нового поставщика, и на это у них есть меньше года. При этом круг возможных вариантов предельно узок, ведь в Ф1 осталось всего три производителя.

Если срезу исключить крайне маловероятную ситуацию с появлением нового моториста, для начала Red Bull придется смириться с потерей партнерского статуса, какой у них был во время работы с Honda.

Это сотрудничество началось в 2018 году с Toro Rosso, а годом позже на японские двигатели перешла и Red Bull. Совместная работа устраивала обе стороны и получилась весьма успешной. Прежде «Быки» чувствовали, что не получают должной поддержки от Renault, тогда как трехлетний роман Honda с McLaren закончился горьким разочарованием.

Команда и моторист нашли утешение друг в друге, что привело к заметным успехам на трассах. Макс Ферстаппен трижды победил в 2019 году и был единственным, кому удавалось навязывать борьбу Mercedes в нынешнем сезоне. Его главным достижением в 2020-м пока остается заслуженная трудовая победа в гонке 70-летия Ф1.

За исключением нескольких досадных осечек, мощность Honda никогда не вызывала у Red Bull такого негатива, как это регулярно происходило с Renault.

В Милтон-Кинсе получили от Honda полную поддержку, чем были в высшей степени довольны. Впервые с момента смены регламента у команды появились осязаемые надежды стать чемпионами мира.

Но теперь Red Bull придется начинать все с самого начала. В Honda отдельно подчеркнули, что решение об уходе вызвано вовсе не результатами в Ф1. Просто глобальное внимание компании переключилось на «чистые» технологии. При этом японцы все равно подготовят для Red Bull и AlphaTauri новые моторы к сезону-2021 и продолжат выполнять все свои обязанности до конца следующего чемпионата.

Что будет дальше – сейчас большой вопрос. Для нового поставщика команда точно не станет главным партнером, что практически необходимо в нынешней Ф1 для борьбы за победы. А что такое клиентский статус и к чему он порой приводит – мы совсем недавно видели на примере сотрудничества с Renault.

Подписывая в середине августа Договор Согласия, в Red Bull уже знали о сомнениях в стане Honda. Сейчас глава RBR Кристиан Хорнер говорит о «приверженности спорту в долгосрочной перспективе и стремлению открыть новую эру инноваций, развития и успеха».

Он добавил: «Мы намерены использовать имеющееся время для изучения ситуации и нахождения самого конкурентного решения по поводу силовой установки на сезон-2022 и последующие годы».

Red Bull уже доказала, что умеет побеждать с разными производителями. На самом деле, это единственная команда, которая за последние десять лет выигрывала с несколькими моторами. И они готовы к будущему после Honda.

Но вот каким получится это будущее, пока неясно. У Mercedes с 2021 года уже будет три клиента, не считая фирменной команды, тогда как Ferrari намерена и дальше работать только с Alfa Romeo и Haas. И остается, по иронии, единственный производитель, не обремененный серьезными обязательствами – это Renault.

С будущего года у французов останется только собственная команда, которая сменит имя на Alpine. При этом в компании говорили, что открыты к работе с другими участниками Ф1. Однако, глава проекта Сириль Абитбуль ясно дал понять, что Renault интересно только такое сотрудничество, которое принесет что-то и самому производителю.

«Это должна быть скорее даже партнерская, а не клиентская команда, – сказал он в Монце во время объявления об Alpine. – Клиенты ничего не дают вам. Партнеры приносят определенную ценность, помогая добиваться своих целей в плане спорта и бизнеса.

Мы знаем, что подобные сделки регулируются с точки зрения финансов. Так что нам важны именно спортивные и технические перспективы, и именно исходя из этого мы намерены изучать возможности».

Отвечая на прямой вопрос о восстановлении прежних отношений с Red Bull на фоне потери всех клиентов, Абитбуль вспомнил былые обиды.

«Я не хочу пересуд о том, что мы снова начали диалог с Red Bull, – отметил он. – Они являются заводской командой Honda. Так что прежде в Honda должны определиться с собственными планами и стратегией в спорте.

Мы сотрудничали с Red Bull, это не сработало. Кажется, меня уже спрашивали о причинах сложностей Red Bull, и тогда я сказал, что вижу одной из главных причин их отказ от более плотной интеграции, какую мы сейчас налаживаем между Вири и Энстоуном (командой Ф1 и производством двигателей – прим.ред.)».

Он добавил: «Если есть возможность серьезного партнерства, мы готовы к нему. Но я сомневаюсь, что подобное возможно с Red Bull».

Но важно помнить, что на подобные особые случае в регламенте Ф1 существует специальная оговорка, которая может просто не позволить Renault сказать «нет».

Когда в 2016-м отношения французского концерна и Red Bull осложнились, а другие производители не горели желанием работать с командой, правила Формулы 1 были дополнены специальным пунктом, гарантирующим моторы каждому участнику чемпионата.

В спортивном регламенте сказано, что FIA наделена властью обязать любого производителя поставлять свои двигатели команде в случае особого запроса.

Приложение 9, которое, в том числе, определяет вопрос поставок силовых установок до 2025 года, гласит: «FIA распределяет запросы между производителями силовых установок. Команда, не имеющая контракта на поставку, определяется к производителю, снабжающему наименьшее количество команд».

Чтобы получить такое право, Red Bull должна до 1 августа 2021 года обратиться в FIA с заявлением, что не имеет поставщика. И в соответствии с действующими правилами Renault будет обязана выполнить назначенные обязательства.

Но подобное развитие событий для «Быков» можно однозначно назвать последней надеждой. Перед принятием окончательного решения команда, нет сомнений, будет исследовать все варианты, в том числе обязательно проведет переговоры с Mercedes и Ferrari.

Сейчас журналисты обсуждают и два других варианта. Первый – переход моторостроительной программы Honda под контроль Red Bull. Однако пока этот вариант озвучил только Ральф Шумахер, который (при всем уважении к пилоту) не является большим авторитетом в сфере управления гоночными командами.

Прежде всего – если у «Быков» появится новое подразделение, его придется финансировать. Журналисты Gazzetta dello Sport оценивают затраты Honda на программу Ф1 в 140 миллионов долларов в год. На этом фоне клиентские Renault, за которые две команды в сумме заплатят около 35 миллионов, выглядят не таким уж плохим вариантом. Интегрировать в структуру европейской компании японское подразделение, расположенное за тысячи километров от штаб-квартиры – также отнюдь не тривиальная задача. Опять же, сама Honda вряд ли просто возьмет и выставит на улицу своих специалистов, работавших над моторами для Формулы 1. Уж тем, кто работал над гибридной составляющей силовой установки, работа в новой электрофильской реальности всегда найдется.

Параллельно – как и всегда в подобных случаях – всплывает название концерна Volkswagen, который вроде бы не против прийти в Формулу 1 под одной из своих марок (Porsche, Audi или собственно Volkswagen). И некоторое время назад специалисты гоночного отделения Porsche даже разработали мотор по требованиям Ф1 – но только двигатель внутреннего сгорания, без гибридной «периферии».

Сегодня вместе с новостями об уходе Honda немецкий сайт F1-insider уже поделился информацией, что переговоры между Red Bull и Porsche уже имели место. И что руководство немецкой марки весьма позитивно настроено по отношению к Формуле 1, после того как руководство чемпионата объявила о курсе на достижение в своей деятельности т.н. нулевого баланса парниковых газов. И якобы именно Red Bull немцы хотели бы видеть своим ключевым партнером. Однако есть неувязочка: новому моторостроителю имеет смысл разрабатывать силовую установку не к 2022 году, а к 2026-му, когда вступят в силу новые техтребования.

Разумеется, вся эта ситуация (особенно если «полноценный» поставщик моторов у команды появится только через пять лет) неизбежно скажется на долгосрочном будущем Макса Ферстаппена. В Red Bull очень рассчитывали превратить главный талант своего поколения в самого юного чемпиона Ф1.

Сейчас голландцу 23 года, и цель ускользает от него. Но дело не в собственных возможностях гонщика, которые по-прежнему остаются незаурядными на фоне большинства пелотона, а в потенциале его машины. Red Bull нужно очень постараться, чтобы разрешить вопрос со своим будущим как можно скорее – и затем убедить Макса, что в составе команды он по-прежнему сможет бороться за титул.

Всем этим предстоит заниматься в условиях ограничения бюджетов, которое вступит в силу с будущего сезона, а также перехода с 2022-го на совершенно новый регламент. С одной стороны, для Red Bull это шанс навязать Mercedes более серьезную борьбу. С другой, проходить через столь важные перемены и одновременно искать новые моторы – это значит гарантированно добавлять себе головной боли.

Какими бы ни были следующие шаги команды, решение Honda оказалось серьезным ударом для Red Bull. Их партнерство казалось безупречным. Увы, но оно началось слишком поздно, чтобы всерьез угрожать позициям не знающей поражений Mercedes.

Источник