«Он выкарабкается, это же отец». Сын Дзанарди рассказал о состоянии Алекса

«Он выкарабкается, это же отец». Сын Дзанарди рассказал о состоянии Алекса

Спустя месяц после дорожной аварии с грузовиком Алессандро Дзанарди выписали из университетской больницы Сиены и перевели в специализированный реабилитационный центр «Вилла Беретта».

Супруга бывшего гонщика Даниэла и их сын Никколо каждый день приезжают навестить Алекса, хоть для этого им и приходится проделывать путь в 150 км в одну сторону.

Репортеры Corriere della Sera пообщались с молодым человеком, который откровенно рассказал о том, что происходит с его отцом. Предлагаем вам самые интересные выдержки из этого интервью.

Никколо, как отец?

Если говорить коротко – чуть лучше. Доктора все подробно объяснили нам о том пути, который ему предстоит пройти. И это очень нас обнадежило. Но самое лучшее сейчас то, что спустя всего месяц после аварии мы уже в реабилитационном центре.

Можно ли говорить, что жизни Алекса Дзанарди ничто не угрожает?

Теперь уже точно нет. Но впереди еще долгий путь реабилитации. Мы его знаем и готовы к нему. Восстановление идет гораздо быстрее, чем все ожидали. Но оно и понятно – это же отец. Человек невероятной силы и невероятной энергии.

Он в сознании? Реагирует на взаимодействие?

Взаимодействие – особый вопрос. Но мы видим обнадеживающие знаки. Знаете, мама не хочет ни с кем говорить на эту тему, а я наоборот. Мне бы хотелось ответить на вопросы всех людей, которые поддерживают его, кто пишет и шлет сообщения. Но мы правда не знаем, сколько времени займет восстановление.

Вы говорите с ним? Он вас слышит?

Конечно же говорим. Сейчас, когда он вышел из комы, это возможно. Раньше врачи запрещали нам. Они объяснили, что знакомый голос во время искусственной комы может иметь нежелательные последствия. Теперь мы с медиками решаем одну задачу: мы создаем эмоциональные стимулы, а они – нейрологические.

Что говорят доктора, его зрение восстановится?

Сейчас прогнозы куда более позитивные. Самое главное – мы знаем, что сможем взаимодействовать с ним. Впереди долгая дорога, но это дорога приведет к конечной цели.

Никколо, а как вы с мамой справляетесь со всем этим?

Она очень устала. Но сейчас все уже чуть проще. А я всегда рядом с ней. Знаете, мне ведь 21 год. Когда произошла первая авария [в которой Дзанарди потерял ноги], я был совсем мал и ничем не мог помочь маме. Мне было всего три года, я даже толком ничего и не помню. Сейчас же ответственность за семью лежит на мне.

Алекс выкарабкается?

Отец сделает это, я уверен. Он достигнет и этой цели. Наступит день, и мы с ним поговорим об этом. Он расскажет обо всем мне и моим детям. И моей маме тоже.

Источник