«И тут позвонил Хельмут». Удивительная история про два телефонных разговора Элбона

«И тут позвонил Хельмут». Удивительная история про два телефонных разговора Элбона

Что случилось в 2012 году? Вы начали работать в программе Red Bull, но покинули ее спустя сезон.

Это был трудный сезон. Определенно, до сих пор тяжелейший в моей жизни. Было очень сложно психологически, потому что у моей команды [в Формуле Renault 2.0] возникли проблемы с деньгами. Я был сам по себе. У нас не было напарников, я был один. Было крайне трудно изучать машину без партнеров. Дела шли не так, как надо, и трудно было определить, в чем причина. Во мне? В машине? Думаю, понемногу и в том, и в другом. Но к последней гонке года мне стало совершенно ясно, что результаты недостаточно хороши, и есть шанс, что меня исключат из программы. Так что когда доктор Марко позвонил мне, это не стало сюрпризом.

Вы помните этот момент?

Думаю, каждый пилот запомнит! Это произошло вскоре после заключительной гонки. Когда приходят такие новости, есть два способа принять их. Первый – сказать: «Окей, все кончено». Второй – сказать: «Окей, как действовать дальше? Как найти способ вернуться?».

Как вы смогли вернуться?

Мне повезло. Я встретил Гвена Лагрю, он тогда руководил молодежной программой Lotus. Мы поговорили, я объяснил ему ситуацию и смог вернуться. Приятная история, и я очень благодарен Гвену.

А следующий год стал для меня, по сути, первым полноценным в формульных сериях. У меня впервые были партнеры, команды понимала, какой я пилот, какой у меня стиль пилотажа. Я не самый резвый парень в плане набора скорости. Удивился, когда в Формуле 1 у меня сразу появился нормальный темп. Обычно мне требуется время, чтобы набрать скорость. А тогда я оказался в правильной команде.

Что случилось в Формуле 2? Первый сезон в 2017-м был…

Непростым. На самом деле, он был даже странным. Год начался нормально, я в среднем был вторым в квалификациях. Мог выиграть в Монако, если бы не машина безопасности. Мог выиграть в Барселоне, опять же, если бы не она. Я хорошо выступал, но потом сломал ключицу на тренировке. А когда вернулся… Физически я не был слаб, но ментально… Мне было очень трудно, скорости не было. Это было так странно. У меня возникли проблемы с пониманием в команде [ART], чего не было в GP3. У меня было много сомнений. Но вскоре после зимних тестов в Абу-Даби с DAMS все стало нормально.

После сильного сезона в Формуле 2 вы отправились в Формулу E, что стало сюпризом. Думали тогда, что окажетесь в Ф1?

Если честно, нет. Помню, что в середине года казалось, что у меня нет шанса получить место хоть где-то. Поэтому я отправился в Формулу E, остальное казалось невозможным. Но так было только до последнего этапа Ф1 в Абу-Даби. В понедельник после гонки мне позвонили.

Снова Хельмут?

Снова он.

Источник