«Помню, как повернул руль и полетел в забор». Феттель о себе, коронавирусе и Мельбурне-2008

«Помню, как повернул руль и полетел в забор». Феттель о себе, коронавирусе и Мельбурне-2008

Летом Себу исполнится 33. У него четыре чемпионских титула, трое детей и 53 выигранных Гран При. Но в значительной степени это все тот же мальчишка, который потряс всю Формулу 1 победой за рулем Toro Rosso в залитой дождем Монце почти 12 лет назад.

Да, теперь Феттелю приходится бороться с соперниками, которые моложе его. А чемпионат-2019 Себастьян закончил лишь на пятой строчке. Но едва ли кто-то упрекнет гонщика в отсутствии воли к победе. Беседовать с ним всегда было интересно – немца привлекают самые разные темы, а его ответы никогда не получаются шаблонными.

Впрочем, разговор в паддоке Гран При Австралии начался все же с самого актуального на тот момент вопроса – ситуации, в которой оказалась Формула 1 из-за глобальной эпидемии коронавируса.

На момент интервью уже прозвенел первый тревожный звоночек – в McLaren объявили об отказе от выступлений, – но до официальной отмены этапа еще оставались почти сутки.

Себастьян, когда оказываешься в подобных исключительных условиях, надо принимать решение, выступать или нет. Как, по-твоему, как стоит поступить спорту?

Этот спорт, Формула 1 – вся моя жизнь. В то же время я понимаю, что для обычной публики это всего лишь двухчасовые гонки, которые проходят каждые две недели.

В конечном счете наша задача – развлекать всю эту публику. Нынешнюю ситуацию невозможно понять до конца, а потому и прогнозы делать сложно. Мы постараемся, чтобы все прошло как можно ближе к нормальному сценарию.

Как мне кажется, если людям [из-за эпидемии] приходится менять свои каждодневные привычки, здорово сохранить хоть что-то привычное. Надеюсь, общими усилиями мы сможем принести им позитивные эмоции.

А как гонщик Феттель справляется с этой ситуацией?

Ты просто движешься вперед, стараясь предпринять все возможные меры предосторожности. Но в определенные моменты все равно доверяешь себя чужим рукам. Сюда, в Австралию, мы добираемся по воздуху. Кажется, никто не захотел плыть или воспользоваться кораблем.

Так что мы доверяем себя тем, кто управляет самолетами. Это личный выбор, никто не заставляет нас бронировать билет, подниматься на борт и лететь в Мельбурн. Это выбор, который каждый из нас делает исключительно сам.

Мы здесь, чтобы делать то, что любим – ездить на машинах. При этом, разумеется, каждый в курсе происходящего. К этому нужно адаптироваться – как и ко всему остальному, что творится вокруг.

Любой пилот Ф1 мечтает стать чемпионом мира. Для тебя в этом плане что-то изменилось?

Когда тебе 15, и ты выступаешь в картинге, то твои перспективы совсем не такие, как для 30-летних и более старших гонщиков. Пройденный жизненный путь учит каждого из нас. Одним удается пройти его быстрее, другим требуется больше времени, но, думаю, это все равно очень важный процесс формирования личности.

Если говорить о моей позиции, то было бы ошибкой считать Формулу 1 центром вселенной и думать, что все вращается вокруг нее. У меня трое детей, и я уже достаточно взрослый, чтобы понимать – это не так. Ф1 остается моей страстью и огромной частью жизни, но это не центр мироздания.

Если развивать эту тему, можно ли говорить, что более старшие гонщики – вроде тебя, Кими или Льюиса – смотрят на жизнь не так, как молодежь? Что у вас одинаковая страсть к гонкам, но есть возможность видеть более широкую картину?

Да, и это нормально. Как я уже говорил, жизнь многому вас учит. Помню, что и в 10 лет, и в 15 для меня существовали только гонки и ничего больше. Все крутилось только вокруг них. Сейчас картина иная.

Это не значит, что я приезжаю на этапы без прежней нацеленности. Но я и впрямь могу выходить за границы гоночного мира. Горизонты становятся шире по мере того, как ты познаешь что-то новое.

Благодаря такой работе у меня есть возможность много путешествовать и видеть самые разные части мира. Все это дает повод для размышлений, оценки других культур и многого того, что раньше было от меня далеко. Полагаю, все это очень помогло моему взрослению.

Тогда моим напарником [в Toro Rosso] был Себастьен Бурдэ. Он заработал в той гонке очки, а я, если верно помню, повернул руль на входе в первый поворот, и машина полетела прямиком в забор [после контакта с Дженсоном Баттоном]. В той гонке было много сходов, и если бы я просто выступил в свою силу, то наверняка заработал бы очки. Так что для меня день получился черным. Хорошо хоть результат напарника позволил назвать уик-энд позитивным для команды.

Сейчас ты воспринимаешь начало нового сезона как-то иначе – или все осталось по-прежнему?

В каких-то деталях все очень похоже, но в целом ощущения другие. Помню, когда я приехал сюда впервые, то невероятно нервничал. Я не знал, чего ожидать, не знал трассу. Было слишком много неизвестных.

Сегодня никаких сомнений нет. Я твердо уверен, что как бы ни начали развиваться события, не может возникнуть ничего такого, с чем я уже не сталкивался бы прежде. Это дает ощущение большей безопасности. Но когда приходит время квалификации и гонки, адреналин все также переполняет тебя. Тем более если речь о первой гонке сезона.

Скажем так: с годами ты просто выстраиваешь собственную рутину из процедур и следуешь ей. Ты куда более расслаблен, но все равно не можешь сохранять спокойствие, когда подходит время, и ты знаешь, что квалификация или гонка вот-вот начнется. Это очень приятные и захватывающие чувства, и они для меня остаются неизменными.

Продолжение следует

Источник