Mercedes не дает скучать, а Мазепин нюхнул «грязного» воздуха. 5 историй второго дня тестов Формулы 1 в Бахрейне

Mercedes не дает скучать, а Мазепин нюхнул «грязного» воздуха. 5 историй второго дня тестов Формулы 1 в Бахрейне

Тесты – это не гонки. И нахождение двух наиболее титулованных гонщиков пелотона на двух последних строчках протокола тут не считается сенсацией. Так что, об этом факте мы упоминаем лишь мимолетно – и сразу переходим к более важным темам.

После этих тестов к чемпионской команде вряд ли могут быть какие-то претензии – она прилагает немало усилий, чтобы интерес прессы и болельщиков к происходящему в Бахрейне держался на приличном уровне.

К примеру, мы с самого начала понимали, что при большом количестве асфальтовых зон безопасности и малом количестве гравия от тестов этого года не стоит ждать ярких инцидентов. И действительно: абсолютное большинство ошибок и помарок приводит к заносу, развороту, выезду за пределы трассы – но не более того. Проходят считанные секунды – и машина вновь мчит по трассе.

Но не зря Льюиса Хэмилтона называют исключительным гонщиком. Он и на этот раз выделился на общем фоне – стал единственным за два дня пилотом, после ошибки которого машина застряла в гравии.

Если встроенный контент не отображается – обновите, пожалуйста, страницу.

Случилось все в 13-м повороте – эта связка находится на вершине небольшого холма, поэтому там особо велик риск потерять машину из-за резкого порыва ветра. К тому же, на подходе к 13-му повороту (где скорость надо сбрасывать с 290 км/ч до примерно 160) ветер дул в спину гонщикам. В результате в конце зоны торможения, примерно на 190 км/ч, задние колеса заскользили – и болид W12 хвостом вперед улетел в гравий. Впрочем, ничего особо страшного не произошло – на этом команда потеряла всего полчаса.

Имела место и поломка – возникли проблемы с коробкой передач Mercedes, установленной на болиде Aston Martin. Почти как вчера у заводской команды. Как и Валттери Боттасу в пятницу, Себастьяну Феттелю пришлось почти всю утреннюю сессию провести в боксах. Как и финн накануне, немец проехал считанное число кругов (10) – поэтому и остался в протоколе на последней строчке. Поговаривают, что и симптомы, и причины этих двух поломок одни и те же.

Вообще происходящее с болидом Aston Martin вызывает определенные вопросы. За два дня на нем уже трижды возникали серьезные неполадки – и в результате из 16-ти часов, отведенных на работу на трассе, команда потеряла 6.

Что же касается команды Mercedes, то она запомнилась не только ошибками и поломками. Когда во второй половине дневной сессии гонщики один за другим стали обувать мягкую резину и сражаться за лучшее время на круге, Боттас не стал «работать по собственной программе», а принял в этом сражении деятельное участие. За что был вознагражден лучшим (пока) временем тестов.

Конечно, максимум – понятие относительное. И сегодняшнее лучшее время Боттаса оказалось на три секунды хуже результата, который помог Хэмилтону выиграть квалификацию на прошлогоднем Гран При Бахрейна.

Тем не менее, мы получили определенную долю драйва и адреналина, когда в последние два часа пилоты начали активно использовать мягкие типы шин – в том числе самый мягкий С5 – и обновлять лучшее время. Пока Боттас не поставил в происходящем жирную точку, на первой строчке побывали и Норрис, и Гасли (дважды), и даже Джовинацци. Попутно на Red Bull вдруг разрушился задний обтекатель, а Николя Латифи на Williams закрутило в первом повороте – в непосредственной близости от выезжавшего из боксов Леклера… Одним словом, в отдельные моменты на трассе, что называется, припекало.

Напомним, в итоге судьбу лучшего времени решили сто сорок пять тысячных секунды. Именно таким оказался разрыв между Боттасом и Пьером Гасли (оба показали свои лучшие результаты на сверхмягкой резине С5).

Времена круга могут быть обманчивы. Но когда примерно об одном говорят и результаты заездов, и наблюдения опытных людей (к примеру, экс-пилотов Ф1), игнорировать эти совпадения сложно. В частности, телеэксперт Карун Чандок отметил, что поведение болида McLaren выглядит чрезвычайно стабильным и надежным, что машина явно многое позволяет пилотам. В протоколах это подтверждается лучшим временем Риккардо в утренней сессии и неплохим результатом Норриса в итоговой таблице: британец на шинах С4 показал 3-е время, в то время как все остальные пилоты из первой шестерки добились своих лучших результатов на более мягких С5.

Примерно та же история с Red Bull. Правда, Серхио Перес, который провел за рулем RB16B целый день, за 8 часов не притронулся к мягким шинам и предпочитал работать на длинных сериях кругов. А если чем-то и обратил на себя внимание, то уже упомянутым эпизодом с разрушением заднего обтекателя.

Однако стоит обратить внимание, что его сегодняшнее время стало лучшим из показанных на шинах С2 за оба дня тестов (причем с хорошим запасом). Еще один момент. Да, сверхмягкие С5 шины сегодня помогли Боттасу проехать самый быстрый круг. Но вчерашнее лучшее время Ферстаппена, которое голландец показал на покрышках С3, хуже всего на четыре десятых секунды.

Здесь работает та же самая закономерность, только со знаком минус: не слишком хорошие времена на круге укладываются в единую картину со свидетельствами экспертов. К примеру, на мягких шинах во второй половине дневной сессии ездил в том числе и Шарль Леклер – но из других участников этой сессии, использовавших составы С4 и С5, он смог опередить лишь пилотов Haas и Williams.

А вот что говорил по ходу утренней сессии Джолион Палмер, экс-пилот Ф1 и эксперт медиа-группы чемпионата: «Сайнс пока не выглядит полностью освоившимся за рулем SF21. А самой машине серьезно не хватает баланса: потеря контроля над машиной имела место и вчера, и сегодня. Проблемой является сцепление задних колес с асфальтом. То же самое, что и в прошлом сезоне. В начале сессии машина под Сайнсом неохотно поворачивала на входе в повороты, была, можно сказать, упрямой. Думаю, команда специально так ее настроила, чтобы Карлос почувствовал себя увереннее. Но как только настройки стали сдвигать в сторону более привычных, задняя часть начала выходить из-под контроля».

Другие эксперты тоже замечали, что испанский пилот в процессе управления SF21 был излишне аккуратен и действовал гораздо мягче и осторожнее, чем в прошлом году за рулем болида McLaren.

Четвертый российский пилот Формулы 1 провел в целом неплохой день. Он поработал с разными типами шин, на коротких сериях и на длинных, вновь избежал каких-либо технических проблем – и с 76-ю кругами на счету стал самым активным пилотом первой половины дня.

Внимание зрителей москвич также обратил на себя мини-инцидентом в момент, когда по ходу симуляции гонки пропускал вперед ехавшего с малым количеством топлива в баках Антонио Джовинацци. Освободив дорогу итальянцу, россиянин тут же вернулся на идеальную траекторию – но уже через секунду был вынужден отлавливать машину: «грязный» воздух за болидом Alfa Romeo привел к резкой потере сцепления. Россиянин выправил машину за доли секунды – но после завершения заезда вопросы об этом эпизоде были неизбежны.

«Известно, что машина Ф1 теряет прижимную силу, когда едет следом за другой машиной, – ответил Никита. – На тестах я не так много времени проведу за рулем, а на старте первой гонке передо мной наверняка будет много машин. Поэтому я хотел понять, насколько сильной будет потеря прижима в такой ситуации. И прочувствовал это в полной мере. Чуть машину не разбил – ее сорвало очень резко. Момент был неприятный, но попробовать стоило».

Как и следовало ожидать, тут же последовал вопрос, специально ли Мазепин решил остаться на хвосте у соперника и понимал ли это Джовинацци. «Да нет, я просто ехал следом», – немного противоречиво ответил россиянин.

В воскресенье пройдет третий и последний день тестов. Если хотите узнать о событиях на трассе как можно больше, в 9:30 по московскому времени присоединяйтесь к нашей текстовой трансляции.

Источник