«Я стремилась доказать, что мне по силам». Клэр Уильямс дала первое интервью после Ф1

«Я стремилась доказать, что мне по силам». Клэр Уильямс дала первое интервью после Ф1

Прошлой осенью Гран При Италии стал финальным этапом для Клэр на командном мостике. После смены собственников и появления американцев из фонда Dorilton Capital такое развитие событий было ожидаемо.

Уильямс руководила работой коллектива более шести лет, она сменила в этой роли своего отца Фрэнка, которому состояние здоровья уже не позволяло активно участвовать в жизни своего детища, с которым британец за предыдущие годы одержал множество побед и выиграл в общей сложности 16 титулов.

В наши дни Williams стала в Ф1 синонимом аутсайдера – за три последних сезона ее гонщики зарабатывали очки всего в трех Гран При, а в Кубке конструкторов представители Гроу регулярно оставались позади соперников.

Клэр нередко критиковали, называя одной из главных причин неудач. Она традиционно игнорировала такие высказывания. А спустя четыре с лишним месяца после ухода из паддока Уильямс дала большое интервью журналу The Spectactor. Предлагаем вам самые примечательные выдержки из него.

«Три последних года моей работы оказались невероятно сложными, – призналась Клэр. – Но есть исключительные условия, которые объясняют, почему все пошло настолько скверно.

Многие забывают, что когда я приняла руководство [в 2013 году], мне досталась команда, которая закончила предыдущие сезоны на девятом, восьмом и вновь девятом местах. Я проработала девять месяцев и смогла вернуть ее на третью строчку, где мы оставались два года подряд. И затем еще дважды становились пятыми.

Это совсем не плохо для команды, которая билась с более сильными соперниками. У нас было меньше людей, меньше ресурсов, меньше денег, если сравнивать с остальными. И мы сражались».

«Нас очень здорово поддерживали, и эта поддержка сохранялась, даже когда результаты стали падать, – отметила Уильямс. – Но затем отношение людей стало меняться, в особенности ко мне. Это понятно, ведь я была боссом.

Ты принимаешь какие-то решения, так как считаешь их верными. Но иногда все получается не так, как ты рассчитываешь. Именно так вышло в моем случае. Понятно, что я получила изрядную порцию критики. Мои действия стали изучать под микроскопом.

Как вы можете себе представить, мне досталось множество оскорблений в социальных сетях. Но я даже не прислушивалась к ним. Это принесло бы множество негативной энергии, а мне нужно было сконцентрироваться на работе команды, доказать всем, что мне это по силам.

Чаще всего писали что-то вроде «Это все потому, что ты женщина» или «Она на этом посту лишь из-за того, что Фрэнк – ее отец. Избавьтесь от нее». Такого было много. Но мне безразлично, что думают или пишут люди, которые ни разу не оказывались на моем месте, которые не знают правды.

В меня много раз швыряли грязью или чем похуже, но все это не прилипает ко мне. Хотите обвинять – ваше право».

Она добавила: «Да, я дочь своего отца, и это одна из причин, почему я занималась всем этим. У нас семейная команда, люди в Williams хотели, чтобы забота о них перешла к следующему поколению Уильямс, чтобы семья продолжала это дело. Эта была общая точка зрения. Потому те, кто критикуют меня, забывают о важности преемственности и будущих поколений».

При этом Клэр уверена, что если бы обстоятельства не вынудили продать коллектив, в итоге она смогла бы поднять его с последних строчек протоколов.

«Думаю, я бы добилась этого, будь у меня больше времени и денег, – сказала британка. – К сожалению, у нас не было привилегии в виде большого титульного спонсора или производителя, который бы приносил нам по $100 миллионов в год…»

Источник