Обратная сторона таланта: как Прост попробовал руководить командой Ф1

Обратная сторона таланта: как Прост попробовал руководить командой Ф1

Проведя в чемпионате мира 13 сезонов и став сильнейшим в четырех из них, французский Профессор на тот момент был самым успешным гонщиком в истории чемпионата, если считать по количеству выигранных Гран При. Он окончательно повесил шлем на гвоздь в конце 1993 года – после чего, как и положено, провел какое-то время вдали от гонок.

Но только какое-то. В истории Формулы 1 есть немало случаев, когда пилоту после завершения карьеры не удавалось навсегда порвать с делом, которому он отдал много лет жизни. Вот и Ален вскоре захотел вернуться – причем в качестве руководителя команды.

Истории, когда успешный пилот встает затем у руля собственного коллектива, были обычным делом на заре времен. Брюс Макларен, Фрэнк Уильямс, Джек Брэбэм – да и сам Энцо Феррари, наконец – успешно прошли этой дорогой. Но в середине 90-х Формула 1 уже требовала десятков миллионов долларов в год, и казалось, что время подобных экспериментов ушло.

Но Просту очень хотелось доказать, что и в роли босса он сможет добиться успеха. Будучи самым успешным пилотом Франции, он договорился о поддержке с несколькими крупными национальными компаниями. Вдобавок, подвернулся удачный случай – команда Ligier, сменив нескольких владельцев, была доступна для покупки.

Сезон-1997 года стал переходным. Машина, созданная Лоиком Бигуа, уже носила название Prost, но еще имела индекс JS45, доставшийся по наследству, а в движение ее приводили моторы Mugen-Honda. Но у Алена уже была договоренность с Peugeot, да и в целом команда стала своего рода сборной Франции в Ф1.

Оливье Панис закончил первую гонку пятым, а в следующей и вовсе финишировал третьим. Высшей точкой стал Гран При Испании, где пилот Prost почти до самого финиша наседал на Жака Вильнева и закончил дистанцию вторым.

Увы, через три недели Оливье сломал ноги в аварии на Гран При Канады, но заменивший его Ярно Трулли в Шпильберге стартовал третьим и лидировал до середины дистанции. Незадолго до финиша, когда молодой итальянец шел вторым, его подвел мотор, однако затем он закончил немецкую гонку четвертым.

Итогом дебютного сезона Prost стала шестая позиция в Кубке конструкторов – как и у Ligier годом ранее, но очков стало больше.

После такого начала все с оптимизмом ждали сезона-98. Темно-синяя машина, украшенная россыпью логотипов французских спонсоров – самыми крупными были табачные наклейки Gauloises – уже несла индекс AP01 в честь босса команды. Бигуа переделал шасси под новые моторы, пилотами стали Панис и Трулли.

Однако с первых же тестов стало ясно, что сезон едва ли окажется простым. Слабым местом новинки оказалась тяжелая и ненадежная коробка передач. Вдобавок, команде едва удалось пройти в срок краш-тесты и избежать пропуска Гран При Австралии. По ходу чемпионата гонщикам ни разу не удалось подняться в квалификации выше пятого ряда, а единственные очки принес Трулли: в Спа, где гонку закончили восемь машин, он с еле живым мотором финишировал шестым.

К 1999 году конструкторский штаб команды усилили Джон Барнард и Алан Дженкинс. Итогом стал ощутимый рост скорости, на домашнем Гран При Франции Панис даже закончил квалификацию третьим. Но скорость эта была заметна прежде всего по субботам, тогда как в воскресенье все было не столь здорово, а окончательно все портила скверная надежность.

Единственным светлым пятном того сезона стал невероятный Гран При Европы на «Нюрбургринге», когда переменчивая погода и ошибки фаворитов позволили Трулли финишировал вторым. Это был первый подиум команды Алена Проста – как оказалось впоследствии, первый и единственный.

Сменив обоих пилотов – уставших от неудач Паниса и Трулли сменили опытный Жан Алези и чемпион Формулы 3000 Ник Хайдфельд, – в 2000-м Prost оказалась абсолютным аутсайдером.

В Peugeot, не добившись успеха, свернули программу участия в Ф1, но по протекции Жана Тодта французам удалось договориться о поставках двигателей Ferrari – они использовались в 2001-м под спонсорским именем Acer. Однако было видно, что четырехкратный чемпион мира устал сражаться.

Деньги заканчивались, и зимой на предсезонных тестах команда пошла на явный подлог, облегчив свои машины. Скорость Алези вызвала в паддоке неподдельное удивление и позволила заключить несколько новых контрактов, но когда стартовал чемпионат, обман сразу же вскрылся.

Алези несколько раз по ходу сезона финишировал в шестерке, но было видно, что проект движется к краху. Череда рента-драйверов во второй машине уже не могла спасти ситуацию. И ровно 18 лет назад, 28 января 2002 года, Прост признал поражение, объявив о закрытии команды, носящей его имя. Шестое место в дебютном сезоне так и осталось для Prost GP лучшим результатом.

В журнале Auto, выпускаемом FIA, знаменитый гонщик вспомнил подробности тех весьма болезненных для его самолюбия событий.

«Прошло всего три месяца после запуска команды, а у нас уже были очень хорошие результаты. Мы несколько раз были близки к тому, чтобы выиграть гонку, – рассказал Ален. – Но своим самым близким людям я уже тогда говорил: "Проект мёртв".

Мне это было понятно практически с самого начала. Я слишком хорошо знал и Формулу 1, и свою страну. То решение [запустить Prost GP] стало моей самой большой ошибкой в жизни. Во всех смыслах было бы лучше поступить иначе. Но я все же поддался искушению, минутному порыву.

Когда до подписания контракта оставалось два дня, я уже понимал, что не хочу этого. Изначально в Peugeot подготовили пятилетнюю программу и были готовы поставлять нам моторы бесплатно, обещали активную программу развития. Но за два дня они пришли ко мне и сказали: "У нас изменились условия. Мы решили работать три года, а тебе придется платить".

Так что я был даже рад, когда все это в итоге прекратилось…».

В последние годы тим-менеджером Prost был аргентинец Хоан Вильядельпрат. Он рассказал Motorsport.com, чем ему запомнилась работа на Профессора.

«Должен признать, с самого начала у Алена и команды был замечательный бюджет и серьезные ресурсы, – отметил Вильядельпрат. – Но они так никогда и не использовали их должным образом. Когда я пришел [в 2000 году], мы сразу запустили изменения, но было уже слишком поздно. Если бы начать все это хотя бы на пару лет раньше, возможно, Prost и поныне была бы в пелотоне. Но в тот момент спасти проект было уже нереально.

Из-за характера Алена нам оказалось сложно договариваться со спонсорами. В том, что касается поиска денег и выстраивания отношений, он, скажем так, далеко не самый лучший».

Говоря о закрытии Prost, бывший тим-менеджер добавил: «Когда компания терпит неудачу, всегда сложно назвать точные причины этого. Я не в курсе всех деталей, а строить догадки не хотел бы. Но Ален сам говорил мне, что главная причина в деньгах.

В действительности, они просто не умели их тратить. Бюджет был вполне достаточным, но они понятия не имели, как им нужно распоряжаться…»

Один из величайших пилотов в истории Ф1 и главный соперник Айртона Сенны не сумел проявить себя в качестве хозяина собственной команды. После кончины Prost GP ее бывший руководитель на какое-то время пропал из паддока, чтобы вернуться вновь в качестве консультанта Renault в Формуле 1 и Формуле Е. И эта роль, надо признать, подходит Алену куда лучше.

Источник