Анализ: чему нового босса Ф1 научила работа в автомобильном бизнесе

Анализ: чему нового босса Ф1 научила работа в автомобильном бизнесе

Самые главные вопросы Ф1 в краткосрочной перспективе уже решены. Все команды чемпионата подписали новый Договор Согласия, параметры шасси на 2022 год уже согласованы, а работа над спецификацией гибридных моторов для 2026-го близка к завершению. Чейз Кэри передает Стефано Доменикали устойчивый и прибыльный бизнес.

У Формулы 1 есть уникальная особенность – спорт прочно связан с автопроизводителями. Едва-ли что-то подобное можно отыскать в футболе, теннисе или легкой атлетике. Гонки способствуют развитию технологий, которые компании переносят на серийную продукцию. Вдобавок, чемпионат взял курс на заботу об окружающей среде, включая переход на биотопливо и снижение вредных выбросов.

Разумеется, нельзя говорить, что в Ф1 не осталось серьезных проблем. Однако события 2020 года, когда промоутеры справились с вызовом коронавирусной пандемии, показывают: спорт готов адаптироваться к изменениям ситуации и находить верные решения для своих участников и зрителей.

«Я вижу во всем этом возможность трансформации гоночной индустрии, – сказал Доменикали, в то время еще возглавлявший Lamborghini и комиссию формульных гонок FIA, в интервью Motorsport.com. – Нам нужно определить базовый уровень, который позволит отслеживать дальнейший рост в ближайшую пару лет, когда ситуация улучшится, а гонки останутся очень важной платформой для индустрии».

Прошедший год серьезно повлиял как на автомобильные компании, так и на гонки. И все это, наряду с назначением Доменикали, неизбежно отразится на будущем Ф1. Чего же можно ожидать?

Родившись в Имоле, Стефано с малых лет влюбился в гонки – а когда повзрослел, смог поработать в двух знаковых итальянских компаниях. Закончив университет Болоньи в 1991-м, он почти сразу стал сотрудником финансового отдела Ferrari, а уже годом позже занял пост руководителя трассы в Муджелло.

Карьерный рост быстро продолжался: в 1996-м итальянец стал тим-менеджером Ferrari в Ф1, а еще через шесть лет получил должность спортивного директора команды. Наконец, в 2008-м именно Доменикали сменил Жана Тодта в кресле босса Скудерии.

Ferrari всегда была едва ли не лучшим примером технического симбиоза между гоночной командой и серийным производством. Вот лишь самые известные плоды этой работы: в 1989-м на алой машине Ф1 появились подрулевые переключатели передач – к слову, Найджел Мэнселл выиграл выиграл с ними в первой же гонке. Прошло восемь лет, и дебютировала дорожная Ferrari 355 с электрогидравлическими «лепестками» под рулем.

Вскоре компания перенесла из Ф1 на конвейер алмазоподобное напыление (DLC) на элементы мотора – оно позволяет значительно снижать потери на трение и передавать на колеса больше мощности. Эта инновация дебютировала на модели 458 Italia. Сейчас обе упомянутые технологии активно используют самые разные компании.

Доменикали покинул Маранелло в апреле 2014-го – после того, как стали очевидны проблемы Ferrari в новой гибридной Формуле 1. Прошло всего несколько месяцев, и итальянца пригласили в Audi. А еще через два года Volkswagen Group назначила его на должность генерального директора Automobili Lamborghini S.p.A.

И хотя эта марка к тому времени уже давно не была представлена из Ф1, она продолжала активно использовать гонки в интересах технологического развития. Под началом Доменикали Lamborghini развивала программы в американском марафонском чемпионате IMSA и собственном Супертрофее.

Достаточно сказать, что аэродинамический обвес анонсированной недавно Huracán STO явно опирается на гоночный для Huracan Super Trofeo Evo, а карбон-керамические тормозные диски той же модели изготовлены из материала, изначально разработанного для Ф1 – он позволяет сочетать термическую эффективность и большой ресурс.

И хотя циники продолжают настаивать, что гоночные технологии имеют крайне малое отношение к серийным, реальность в том, что спорт остается для инженеров идеальным полигоном для экспериментов и инноваций. Сложно отыскать столь же удачную среду для испытаний в предельных режимах. Безусловно, какие-то решения не пройдут эту проверку, другие не дойдут до серийного производства, но немало и тех, которые станут для компании конкурентным преимуществом в борьбе за клиентов.

Учитывая опыт работы Доменикали в Ferrari, Lamborghini и FIA, нет ни малейших сомнений, что он прекрасно представляет важность передачи технологий из Ф1 в автомобильную индустрию – причем как для одной, так и для другой.

Ferrari и Lamborghini – это бренды, которые являются синонимом скорости. При этом философия двух компаний отличается едва ли не диаметрально. Энцо Феррари был в первую очередь гонщиком, а уже потом начал разрабатывать технику. Спорт оставался для него приоритетом и после того, как в 1947 году была официально основана компания Ferrari S.p.A. Именно поэтому Скудерия остается самой успешной командой в Ф1.

У Феруччи Ламборгини подход был иным. Он запустил производство автомобилей в 1963-м и несколько десятилетий слышать не хотел ни о каких гонках. По его мнению, спорт являлся слишком дорогим удовольствием, который высасывает из бизнеса значительные ресурсы.

Лишь в короткий период 1989-93 годов Lamborghini была поставщиком моторов для нескольких команд Ф1, а в 1991-м на старт Гран При даже выходила команда Modena с заводским статусом (на фото выше). Но в действительности гоночная программа компании стартовала только в 1996-м, когда была учреждена моносерия для знаменитых Diablo SV-R с моторами V12.

После этого Lamborghini постепенно расширяла гоночную активность в Европе и Америке, причем главная ставка всегда делалась на работу с частными командами. В 2013-м было организовано спортивное отделение Lamborghini Squadra Corsa, которое за время своего существования передало клиентам уже более 400 машин. Его работу координировал Доменикали – хотя, конечно, спорт не был для него главным проектом. Таким, пожалуй, следует назвать разработку и вывод на рынок внедорожника Urus, который в 2019 году поставил абсолютный рекорд продаж в истории компании.

Учитывая такую разницу между двумя итальянскими брендами, а также роль Стефано в работе обоих, можно сказать, что он получил навыки и знания, которые несомненно будут полезны на новом посту в Ф1.

Возглавляя Ferrari, итальянец смог познакомиться с Большими Призами изнутри – до такой степени, которую имеет весьма ограниченная группа людей из высшего руководства команд. Одновременно он получил хорошее представление о технологиях, спортивных правилах и тех факторах, которые позволяют сделать соперничество команд интересным для болельщиков.

Переключившись на работу в формульной комиссии FIA, Доменикали дополнил свои знания, взглянув на гоночный процесс уже с позиций чиновника.

Если же говорить о работе в Lamborghini, то она была важной прежде всего с точки зрения бизнеса и способов повышения его прибыльности.

Формула 1, как и любой гоночный чемпионат, не в состоянии выжить без поддержки болельщиков (которая обеспечивает интерес спонсоров). Эффективный босс должен уметь находить решения, которые выгодны каждой из заинтересованных сторон. Доменикали в курсе того, что ему предстоит взаимодействовать с самыми разными силами – порой очень серьезными, – нередко имеющими противоположные взгляды на одни и те же вопросы.

Назначение итальянца в паддоке восприняли позитивно, и это хороший знак. Теперь ему предстоит вести спорт вперед, демонстрируя искуство компромисса. Он опытен и уже многое знает – но эта задача, несомненно, станет для Стефано Доменикали главным вызовом всей его карьеры.

Источник