Мнение: Феттель показал Леклеру, кто хозяин в Ferrari

Мнение: Феттель показал Леклеру, кто хозяин в Ferrari

Четыре поула, три подиума, две победы и две истерики в прямом эфире – таков послужной список Шарля Леклера на сентябрьских этапах Формулы 1. Молодой монегаск почти утвердился в роли лидера Ferrari – но тут же утратил этот воображаемый статус. И все из-за нервов, с которыми Шарль не смог справиться – а также слов, которые он не смог удержать в себе.

Для начала давайте вспомним события Гран При Италии: в суматошном третьем сегменте квалификации Леклер действовал не слишком расторопно и не смог помочь Феттелю слипстримом, который сам получил от напарника в предыдущей попытке. Что сказал Феттель? По радио ограничился саркастическим «спасибо», при общении с журналистами – достаточно спокойной констатацией факта: «Был мой черед получать слипстрим. Мы не сделали того, что планировали». Все.

Да, по слухам, потом у немца состоялся неприятный разговор с молодым напарником, в ходе которого дошло даже до оскорблений. Но это – по слухам. И в любом случае – не на виду у публики.

А теперь давайте посмотрим на поведение Леклера в аналогичной «несправедливой» ситуации. В Сингапуре Шарль оказался позади Феттеля из-за раннего пит-стопа немца. Монегаск разнервничался и прямо по ходу гонки начал требовать у Ferrari объяснений. Команде даже пришлось попросить Шарля успокоиться и пообещать объяснить все позже, чтобы возмущенные реплики гонщика перестали литься в эфир.

После финиша Шарль подуспокоился, но все еще хотел объяснений. А получив их, признал правоту Ferrari и – это важно – пообещал не повторять подобных истерик. Между этим обещанием и его нарушением прошло три дня.

В Сочи Леклер вновь стартовал первым и вновь оказался позади напарника. Теперь уже тактика была ни при чем. Версии того, как все произошло, разнятся. Судя по словам Шарля, его попросили помочь Феттелю в борьбе с Хэмилтоном – не закрывать траекторию британцу, а остаться перед напарником, чтобы тот мог разогнаться в слипстриме. Монегаск так и сделал, после чего Феттель проехал и Хэмилтона, и самого Шарля. По версии Леклера, после этого Себ должен был замедлиться и вернуть монегаску первое место. По версии Феттеля, такой договоренности у них не было.

В этот раз у Шарля бомбануло сильнее, чем в Сингапуре: у него не получалось въехать в зону DRS позади напарника, но он настойчиво требовал по радио, чтобы Феттель дал ему дорогу. «Пустите меня вперед!» – такое требование Шарль озвучил по радио. Хотя ему вроде как уже пообещали обратный обмен местами. Который действительно произошел – на пит-стопе, когда Феттелю не пришлось сбрасывать скорость и терять отрыв от Mercedes.

После гонки Шарль заверил, что полностью доверял команде и не сомневался в ее действиях. Но к чему тогда были эти разговоры, явно не делавшие спокойнее людей на капитанском мостике? Маттиа Бинотто их не оценил: «Есть слова, которые не стоит говорить по радио. Команда не поменяет решение и не будет действовать по-другому».

Итак, мы видим две вещи. Во-первых, разное поведение двух пилотов одной команды в аналогичных ситуациях. Во-вторых, один из этих пилотов позволяет себе лишнего в общении с командой, признает это – и тут же позволяет снова!

А теперь вопрос: так ли ведет себя лидер команды?

Но, может быть, нервное поведение монегаска оправдано тем, что Феттель ведет борьбу нечестно? Отнюдь. Напомним, в Сингапуре Леклер сам признал, что ехал первые круги медленно – с целью не дать пелотону растянуться и не позволить кому-то из соперников получить преимущество за счет раннего пит-стопа, т.н. андерката. Шарль ехал так медленно, что даже Карлос Сайнс не отставал от пилотов Mercedes.

Однако инженеры Феттеля рискнули, позвав его в боксы чуть раньше, чем планировалось. Леклер выполнил пит-стоп всего через круг, но именно этот круг на свежих шинах Себ проехал особенно хорошо. Он отыграл у напарника 0,9 секунды на круге заезда в боксы, 0,9 на круге выезда и 1,1 на первом обычном круге после выезда. А затем Феттель лучше прорывался через группу середняков и не дал Леклеру даже шанса к себе приблизиться.

Да, когда сейфти-кар в третий раз собрал пелотон, Шарлю посоветовали не особо рисковать на трассе. То есть косвенно запретили атаковать партнера. Но в первый раз разрешение у него было, об этом предупредили и Феттеля – однако никакой атаки не состоялось.

Мы можем сказать, что Феттель обошел Леклера в Сингапуре за счет тактики. Но ведь он действовал наперекор тактике Леклера. Сломал замысел напарника и победил. Могла ли команда изначально предположить, что такой ход окажется лучше? Конечно, нет. Если бы в Ferrari считали, что медленная езда Леклера на первых кругах делает его уязвимым для андерката, команда ни за что бы не согласилась на движение Шарля в расслабленном темпе – из страха перед Хэмилтоном. Просто у двух пилотов были две разные тактики. Одна оказалась лучше. А лидеры гонок андеркатов не делают.

Что до Сочи, то когда Феттеля попросили обменяться позициями с напарником, немец пообещал пропустить Шарля – но позже. Это было абсолютно логично: ведь после рестарта Шарль не мог оторваться от Хэмилтона. Разница между Феттелем и Леклером была примерно той же, что и между Леклером и Хэмилтоном: полторы-две секунды. Если бы Себ сбросил скорость, чтобы пропустить Шарля, Льюис как минимум оказался бы в зоне DRS. Как максимум – сразу атаковал бы обоих. Обмен позициями на тот момент был слишком рискованным.

А потом Леклер начал отставать. Шарль продержался непосредственно за Себом всего три круга, после чего его отставание от напарника начало расти быстрее, чем отрыв самого монегаска от Mercedes. На 20-м круге Леклер проигрывал Феттелю 4,4 секунды, а у Хэмилтона выигрывал 2,7.

То есть Феттель ехал быстрее и отрывался не только от напарника, но и от Mercedes. До финиша оставалась еще масса времени, и сбрасывать скорость, подпускать соперников, увеличивать риски возникновения разных неприятных ситуаций (а главное – делать это, только чтобы юный напарник перестал истерить) – немыслимая затея.

При этом Ferrari честно сработала на Леклера: его позвали в боксы в самый оптимальный момент. В это же время, кстати, скорость упала и у Феттеля: он терял около пяти десятых на каждом круге. Логично было бы позвать немца в боксы, но его продержали на трассе целых пять лишних кругов, чтобы Шарль успел попасть в требующееся для пит-стопа окно, а после выезда из боксов оказался впереди. В Ferrari даже смирились с тем, что Себ несколько терял отрыв от Хэмилтона. И, заметим, Феттель по этому поводу тирад в радиоэфире не выдавал.

На фоне всех этих событий поведение Леклера выглядит непонятным и неприятным. Скромный миляга, который так впечатлил всех весной, теперь смотрится капризной звездой. И, судя по комментариям Бинотто, в команде этому не слишком рады. Что до Феттеля, то он в трудной ситуации, во-первых, смог показать, что умеет собраться и выдержать удар. А во-вторых, проигрывая одну за одной квалификации, стал показывать лучший темп в гонках. По крайней мере, в двух последних.

А теперь повторим вопрос: не так ли ведет себя лидер команды?

Источник