«Космонавт повредил машину головой». Как Red Bull снимала пит-стоп в невесомости

«Космонавт повредил машину головой». Как Red Bull снимала пит-стоп в невесомости

Съемки проходили в самолете Ил-76 МДК при поддержки «Роскосмоса» и Центра подготовки космонавтов имени Юрия Гагарина из подмосковного Звездного городка.

Режиссер видеоролика Андреас Брунс рассказал, что к таким полетам ему пришлось готовиться, катаясь на американских горках: «Я пошел со своими племянниками в парк развлечений, чтобы посмотреть, как динамические перегрузки будут действовать на мое тело – и, честно говоря, через некоторое время мы все позеленели, и мне потребовался день, чтобы восстановиться. Лучший подход, который я для себя определил, состоял в том, чтобы стараться быть чем-то занятым во время полетов – и, кажется, это сработало.

У нас было семь полетов примерно с 80-ю параболами в общей сложности, а нужно было отснять около 25 ракурсов. Первый полет был тестовым, поэтому оставалось около 70 парабол для съемок, то есть, возможно, два или три дубля на каждый план. Мы готовили все очень тщательно, но невесомость действительно застает вас врасплох, и за время от двух до пяти минут между параболами мы должны были придумать решение и очень быстро устранить проблему».

«Во время первой параболы все было действительно довольно необычно, – сказал механик Пол Найт. – К этому невозможно подготовиться, поэтому инструкторы из "Роскосмоса" сказали нам просто сидеть и привыкать к ощущениям. Чувства подъема или спуска не было. Вы поднимаетесь до перегрузки в 2g то есть ваш вес увеличивается вдвое. Вы как будто вкопаны в землю и не можете двигаться. Затем это ощущение меняется в обратную сторону, когда вы переходите вершину параболы, и потом отправляетесь в свободное падение. Нас держали, чтобы мы не вылетели!

Сначала все было очень неуклюже: везде летали ноги, но мы придумали, как удерживать свое тело и справляться с этим. Это невероятные ощущения, они ни с чем не сравнимы».

Для съемок была выбрана машина Red Bull 2005 года, поскольку она уже множество раз использовалась в различных мероприятиях, где болельщики могли попробовать свои силы в смене колес, и была соответствующим образом усовершенствована. Кроме того, ее ширина на 20 сантиметров меньше, чем у современной машины, а весь снижен до 400 кг – что было довольно важно при съемках в самолете.

«Мы взяли RB1, потому что это маленькая леди, – сказал Маркус Проссер, директор по проведению мероприятий. – Мы построили довольно сложный макет, спрятав все рельсы для освещения и камер. Пространство было на вес золота, и более узкая машина давала нам немного больше возможностей для маневра в пределах фюзеляжа».

В ходе съемок машина получила несколько повреждений – но не критичных.

«Мы были готовы провести любой ремонт, какой потребуется, хотя в итоге удалось закончить съемки без значительных проблем, – сказал шеф-механик Джо Робинсон. – Конечно, совсем без повреждений не обошлось. Кто-то неудачно приземлился шлемом на переднее крыло. Когда я забрал машину после съемок и на фабрике объяснял, что мне нужен ремонт, так как космонавт ударился об нее головой, все смеялись».

Каждый раунд съемок длился всего по 15 секунд, поскольку самолет двигался по параболической траектории – сначала набирал высоту под углом 45°, а потом опускался под таким же. При этом машину и оборудование требовалось тщательно закреплены до и после каждого периода невесомости.

Над съемками вместе с продакшн-компанией ProFilm работал российский продюсер Дмитрий Титов. Он рассказал, что между первой информацией о проекте и первым полетом прошло больше шести месяцев, и съемкам предшествовал длительный процесс подготовки.

«За это время мы разработали раскадровку и эскизы декораций для съемочной площадки, – сказал Титов. – Мы сделали 3D-анимацию съемки, построили декорацию для репетиций, на которой Red Bull и "Роскосмос" могли потренироваться, и установили нашу декорацию в настоящем самолете. У нас был один "тестовый" прогон, но время стоило очень дорого, так что на этом полете мы уже снимали материал. Чтобы организовать съемку, понадобились усилия более 100 человек».

Говоря о работе с "Роскосмосом", Титов отметил: «Мне очень понравилось. Они специалисты своего дела, мы – своего. Когда мы объединили свои навыки, все получали удовольствие от совместной работы. Чем больше полетов мы совершали, тем больше мы к этому привыкали, и тем больше они могли положиться на нас».

Источник