Опасный туалет, шутка от Грожана и злой Квят. Будни паддока с Олегом Карповым

Опасный туалет, шутка от Грожана и злой Квят. Будни паддока с Олегом Карповым

Мексиканский этап уже несколько лет подряд признается лучшим в календаре – и, в общем, с этим в Формуле 1 мало несогласных. Паддок Гран При в Мехико не спутать ни с одним другим, поскольку в него вписано столько национального колорита, сколько нет больше нигде.

Гигантская ящерица, нарисованная на здании пресс-центра, кактусы, палатка с бесконечными такос, магазинчик с разноцветными джинсовочками и даже мексиканский барбершоп – это столь же круто, как и забитый под завязку стадион «Форо-Соль» во время гонки.

Привычный уже для Ф1 бар Heineken в паддоке здесь особенно удачно вписан в общую картину с местными яствами на столиках и настольным футболом, в который не прочь были поиграть даже пилоты.

В четверг Ромен Грожан провел за этим занятием около получаса – предлагав сыграть с ним в одной команде чуть ли не всем желающим. Надо отдать пилоту Haas должное, у него все в порядке с чувством юмора, поскольку присоединиться к игре он предлагал словами: «Давай, здесь я все равно не смогу в тебя врезаться».

Весть о том, что в паддоке случилась эпидемия, разнеслась по остальному миру во многом благодаря Пьеру Гасли, который ночь перед квалификацией провел не в кровати, а там, где ее обычно проводят люди с кишечной инфекцией. Не пострадай от вируса пилот Формулы 1, новость об эпидемии вряд ли обсуждалась бы даже в социальных сетях – поскольку проблемы с кишечником в Мексике возникают у представителей паддока каждый год. Вопрос лишь в масштабах.

По слухам, на сей раз заразились примерно 150 человек. Хотя эта цифра выглядит все же несколько преувеличенной. Известно, что из строя на сутки выбыли в четверг несколько механиков McLaren, еще пара сотрудников маркетингового отдела Toro Rosso отлеживались в гостиницах в пятницу и субботу. Пострадавшие были и в рядах Racing Point, Pirelli и Alfa Romeo – но речь идет все же о единичных случаях.

Источник инфекции установить так и не удалось: многие грешили на палатку с такос, но быстро выяснилось, что из числа приболевших больше половины ими даже не угощались. К концу уик-энда главные подозрения были связаны с туалетной кабиной, установленной в центре паддока, как раз в районе гостевых домиков команд с большинством пострадавших. В эту версию даже укладывается и Татьяна Кальдерон, которая приехала в Мексику, чтобы выступить в гонке Суперкубка Porsche и пропустила из-за кишечной инфекции тренировки. Она все еще связана с Alfa Romeo и наверняка гостила в хоспиталити команды в паддоке…

Впрочем, и у туалета есть своего рода алиби – это несколько журналистов, которые тоже мучались с кишечником по ходу Гран При Мексики и которые пользовались всеми необходимыми удобствами в пресс-центре.

В любом случае, совсем уж драматичной история не была: болезнь протекала (в прямом смысле этого слова) пусть и ярко, но быстро – спустя сутки все возвращались в паддок, а Пьер Гасли и вовсе смог выступить в квалификации, а затем даже был не против сходить на спонсорское мероприятие в субботу вечером. От этого его, впрочем, освободила команда.

Даниил Квят в воскресенье вечером нарушил правила не только в борьбе с Нико Хюлькенбергом, но и в общении с прессой после гонки. Штраф россиянину был выписан уже после финиша, когда он прибыл в микст-зону для того, чтобы отчитаться о гонке перед телевизионными бригадами – и узнал о том, что потерял девятое место, как раз в ходе одного из интервью.

Общаясь с Крисом Медландом, который записывал комментарий с Даниилом для арабского вещателя, россиянин начал было рассказывать о своей борьбе с Халком, когда его перебил стоявший рядом корреспондент голландского Ziggo Sport Джек Плой – именно он донес до Квята известие о 10-секундном штрафе, который отбросил Даниила на 11 место в протоколе. «Well, fuck them», – сказал Квят в микрофоны сгоряча, и перевод этой фразы на русский лучше все же не приводить в тексте.

После этого Даниил стремительно покинул микст-зону, несмотря на то, что еще не выполнил прописанные обязательства, согласно которым должен был ответить на вопросы не только всех аккредитованных телекомпаний, но и выйти к пишущей прессе. Глава пресс-службы FOM обязал Toro Rosso организовать для Квята дополнительную сессию с журналистами спустя 45 минут после этого, но до моторхоума Toro Rosso в итоге добрался только автор этих строк – надо полагать, других журналистов отпугнул обрушившийся на Мехико ливень.

Сам Квят успел немного остыть, а потому слова вроде «fuck» уже не использовал, но все равно сказал, что штрафы, подобные тому, что был выписан ему, «убивают спорт».

Источник