Гран При России: Пресс-конференция в воскресенье

Гран При России: Пресс-конференция в воскресенье

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Валттери Боттас (Mercedes)
3. Шарль Леклер (Ferrari)

Вопрос: (Пол ди Реста) Льюис, поздравляем с очередной победой в России! Mercedes стабильно доминирует в Сочи с 2014 года, однако сегодня вам пришлось всерьез постараться, чтобы опередить Ferrari. Вы атаковали на пределе, выбрали иную тактику, а когда в Ferrari столкнулись с проблемами, сумели воспользоваться этим и перехватили лидерство!
Льюис Хэмилтон: Прежде всего, мы все отлично поработали в этот уик-энд, пробовали что-то новое, старались действовать изобретательно и не сдавались. Всё это вдохновляет, и сегодня мы добились невероятного результата, учитывая, насколько быстрыми были Ferrari на старте. Даже просто удержаться позади них было очень трудно.

Но, как я уже сказал, мы не сдавались, продолжали бороться, и машина сегодня работала прекрасно. Я благодарен всем, кто работал на трассе, а также на базе команды, ведь я знаю, что они за нас очень переживали.

Вопрос: (Пол ди Реста) Что дальше? Вы уже предвкушаете шестой чемпионский титул, или сосредоточены на победе в каждой отдельно взятой гонке?
Льюис Хэмилтон: Если честно, я пока особо не думаю о чемпионате, стараясь добиться успеха в каждой конкретной гонке, но это становится всё сложнее. В любом случае, мы не собираемся останавливаться, будем продолжать атаковать, стремиться к таким результатам, как сегодня. Я знаю, что сегодня руководители концерна Mercedes в Штутгарте порадовались за нас!

Вопрос: (Пол ди Реста) Ваша команда всё же очень сильна. Насколько приятно вам это осознавать?
Льюис Хэмилтон: Знаете, у нас с Mercedes немало побед, но каждая следующая воспринимается едва ли не так же, как первая. Потому каждый успех для нас особенный.

Вопрос: (Пол ди Реста) Валттери, второе место при старте с четвертого, вряд ли вы сильно огорчены. Льюису в какой-то момент удалось перехватить лидерство, а от вас требовалось обеспечить команде победный дубль.
Валттери Боттас: Да, при старте с четвертого места финишировать вторым не так уж плохо. Конечно, это не победа, но отличное достижение для команды. У нас было несколько сложных гонок, здорово вновь добиться успеха.

Неплохая гонка, разве только на первом отрезке я не мог поддерживать темп лидеров – как и в Будапеште. Кроме того, в начале гонки я застрял за одним из гонщиков McLaren. Но я хорошо проехал второй отрезок. Мне надо было удержать Шарля позади, и я рад, что всё получилось.

Вопрос: (Пол ди Реста) Шарль постоянно был у вас в зеркалах. Рассчитывали ли вы, что в гонке будете столь же быстры, как Ferrari?
Валттери Боттас: Мы знали, что у нас должен быть неплохой гоночный темп, и верили, что всё получится. У нас нет проблем с гоночным темпом, но нам надо прибавить в квалификациях. Мне понравилась гонка.

Вопрос: (Пол ди Реста) Шарль, сегодня одна из машин Ferrari не добралась до финиша из-за проблем с надежностью, а вы закончили гонку третьим. Понимаю, вам вряд ли понравилось, как сложилась гонка, и всё же это очередной подиум.
Шарль Леклер: Я рад вновь подняться на подиум, это говорит о том, что по крайней мере мы достаточно стабильны. Но очень жаль, что вторая машина сошла с дистанции. Мы неплохо провели гонку. На дистанции машины Mercedes по-прежнему очень быстры, с ними сложнее бороться чем в квалификации. Мы должны во всём разобраться и добиться прогресса в следующих Гран При.

Вопрос: (Пол ди Реста) Мы слышали, как в радиообмене с командой вы требовали обмена позициями, а Себастьян, похоже, проигнорировал некие договоренности. Вы начинаете терять доверие к команде?
Шарль Леклер: Я всегда буду доверять команде, но сегодня наша тактика заключалась в том, чтобы я позволил напарнику разогнаться в слипстриме, и в конце прямой мы возглавили гонку…Я не знаю. Мне нужно поговорить с командой, чтобы всё уточнить.

Вопрос: (Пол ди Реста) В целом можно сказать, что на дистанции гонки Ferrari стала выглядеть более конкурентоспособно?
Шарль Леклер: Да, сегодня мы были очень быстры. Мой темп позволял финишировать впереди Валттери, но преследовать Mercedes было слишком сложно. Как только отставание уменьшалось до 1,5 секунд, начинался перегрев, грозящий более серьезными проблемами. К сожалению, третье место – максимум, чего мы могли добиться с учетом выезда машины безопасности.

Гран При России: Пресс-конференция в воскресенье

Вопрос: Льюис, невероятный день для вас и Mercedes! До старта гонки насколько вы были уверены в успехе?
Льюис Хэмилтон: Не думаю, что мы были так уж уверены в победе. Мы понимали, что у нас иная стратегия, чем у Ferrari, и я лишь надеялся, что с ней мне представится возможность в какой-то момент побороться с Шарлем и Себастьяном. В команде мы пытались оценить, насколько может хватить ресурса шин Soft, станут ли они верным выбором на первый отрезок. Похоже, в Ferrari поступили верно, решив стартовать именно на Soft, так как этот состав сохранял эффективность дольше, чем мы предполагали.

Между Soft и Medium была существенная разница в скорости, потому мне с более жесткими шинами было невероятно трудно держаться за Шарлем. Да, ближе к концу отрезка я стал постепенно подбираться, но не так быстро, как хотелось. Мы рассчитывали провести пит-стоп на пятнадцать кругов позже Ferrari, чтобы затем на Soft побороться с ними за победу, но в дело внезапно вмешался автомобиль безопасности.

Валттери сработал невероятно здорово. Удержать Ferrari позади само по себе непросто, а вдобавок Шарль пилотировал практически безупречно. С учетом всех факторов это поистине фантастический день для нашей команды! Мы понимали, что нужно прибавить, что у машины есть потенциал, но не знали, как этот потенциал раскрыть. К счастью, нам удалось немного подобраться к Ferrari по чистой скорости, и этого оказалось достаточно, чтобы их опередить.

Вопрос: В момент старта Себастьяну Феттелю удалось вас опередить. Причина в том, что он начал гонку на более мягких шинах?
Льюис Хэмилтон: Отчасти. Я проехал несколько установочных кругов перед тем, как занять свое место на стартовой решетке, и заметил, что шинам не хватает сцепления с трассой. Не знаю, как обстояли дела у Валттери, но лично меня эта ситуация беспокоила.

С более жесткими шинами мы, разумеется, чуть хуже сорвались с места, а затем мне не удалось воспользоваться слипстримом от машины Шарля, так как он остался с левой стороны трассы и обеспечил слипстрим Себастьяну. Я пытался пристроиться за машиной Феттеля, но там уже ехал кто-то из McLaren – в итоге у меня до первого поворота вовсе не было слипстрима, и я едва не потерял еще одну позицию.

Далее я старался держаться за Ferrari, причем для этого приходилось каждый круг проезжать практически в квалификационном режиме, насколько быстры сегодня были соперники. Гонка выдалась невероятно трудной, но сейчас я по-настоящему горд за всех наших сотрудников и надеюсь, что они смогут немного отдохнуть, прежде чем снова вернутся к работе. Впереди еще немало гонок, которые вряд ли будут проще.

Вопрос: Валттери, четвертое место на старте и второе на финише – отличное выступление! Насколько сильным был прессинг со стороны Шарля в завершающей фазе гонки?
Валттери Боттас: Очень сильным. У Ferrari в целом в этом сезоне хорошая скорость в гонках, а сейчас они особенно быстры на прямых. Я понимал: если Шарль подберется достаточно близко на третьем секторе, то сможет атаковать перед вторым поворотом. Потому я изо всех сил старался не допустить ни малейшей ошибки, и хорошо, что сегодня машина ехала довольно здорово, особенно на шинах Soft. Мне удавалось хорошо проезжать третий сектор и уверенно разгоняться на выходе из последнего поворота – собственно, так я и удержал позицию.

В гонке команда всё сделала верно, решение стартовать на Medium в расчете провести продолжительный первый отрезок оказалось правильным. Когда стараешься проехать на одном комплекте как можно больше кругов, в какой-то момент начинаешь надеяться на виртуальный или реальный автомобиль безопасности – сегодня было и то, и другое. В общем, сейчас эмоции более позитивные, чем вчера после квалификации.

Вопрос: Шарль, третье место, причем гонка получилась для Ferrari непростой. Начнем со старта – что за соглашение было между вами и Себастьяном?
Шарль Леклер: На старте я сместился влево, чтобы помочь Себастьяну слипстримом. Я понимал, что он выйдет вперед, а затем мы должны будем обменяться позициями. Правда, это произошло позднее и за счёт пит-стопа, после чего ситуация лишь ухудшалась. У Себастьяна возникли проблемы с машиной, сейфти-кар появился на трассе в очень неудачный момент – в общем, было всё сложнее и сложнее.

Вопрос: Позвольте уточнить: вы согласились остаться с левой стороны трассы, чтобы Себастьян смог воспользоваться слипстримом от вашей машины, верно?
Шарль Леклер: Я должен был остаться слева на тот случай, что если Себастьян и Льюис окажутся бок о бок, преимущество получил бы мой напарник. Об этом мы договорились.

Вопрос: Насколько вас удивило, что Себастьян сразу не вернул позицию?
Шарль Леклер: Сложно сказать, ведь практически сразу после старта на трассе появился автомобиль безопасности, ситуация была довольно непростой. На протяжении двух-трех кругов я старался следовать максимально близко за Себастьяном, но потом шины стали перегреваться, и я немного отстал. Однако я был на 100% уверен, что в команде самостоятельно разберутся с ситуацией и сделают то, о чем мы все договорились до старта гонки. Так и получилось: обмен позициями произошел, правда, не на трассе, а за счет пит-стопа.

Вопрос: Вас беспокоит надежность машины в свете сегодняшних проблем у Себастьяна?
Шарль Леклер: Я пока не знаю, в чем именно была проблема, для этого нужно поговорить с командой, но не думаю, что в случае с моей машиной есть поводы для беспокойства.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Шарль, вы сказали, что на 100% были уверены в том, что команда разберется с обменом позициями. Да, этот обмен произошел за счет пит-стопа, но команде пришлось вмешаться. Доверяете ли вы Себастьяну после этой ситуации?

Льюис, Валттери, ранее вы нередко говорили о том, насколько хорошо ладите между собой и помогаете друг другу. Насколько пострадали бы эти дружеские отношения, если бы один из вас совершенно открыто игнорировал указания команды?
Шарль Леклер: Уровень доверия не изменился. Напарники должны доверять друг другу, ведь команде важно знать, что в нужной ситуации один её гонщик может полностью положиться второго – я на Себастьяна, а он – на меня.

Вопрос: Льюис?
Льюис Хэмилтон: Мы работаем сообща, в такой ситуации важно взаимоуважение, а у нас с Валттери оно есть с первого дня совместных выступлений за Mercedes. Мы открыто обсуждаем все сценарии, Валттери всегда действует максимально корректно. Для команды важно, чтобы мы оба полностью соблюдали договоренности, что и происходит

Вопрос: Валттери, желаете что-то добавить?
Валттери Боттас: Нет, у нас с Льюисом полный порядок с взаимоуважением.

Вопрос: (Фредерик Ферре) Шарль, если бы Себастьян чуть раньше вернул вам позицию, вы бы претендовали на победу?
Шарль Леклер: Если бы сейфти-кар всё равно выехал на том круге – нет. Сегодня нам не повезло именно с машиной безопасности, против этого фактора мы ничего не могли предпринять. Досадно, что при хороших шансах на победу сейфти-кар появился на трассе в столь неудачный для нас момент, но гонки есть гонки.

Вопрос: (Кристиан Менат) Шарль, вы сказали, что помогли Себастьяну слипстримом. Поступили бы вы иначе, если бы знали, что предстоит бороться с собственным напарником?
Шарль Леклер: У меня не было причин для сражения с Себастьяном, так как я был абсолютно уверен в том, что обмен позициями всё-таки произойдет. В лишнем риске не было никакой необходимости, потому я не старался прессинговать напарника.

Вопрос: (Андреа Кремонези) Шарль, считаете ли вы, что второй пит-стоп не был излишне оптимистичной затеей? Из-за него вы пропустили Валттери...
Шарль Леклер: Это был непростой выбор, ведь иначе мне пришлось бы остаться на шинах Medium, которые уже проехали на 5-6 кругов больше, чем Soft у Mercedes. Кроме того, во время следования за машиной безопасностей у всех возникали сложности с тем, чтобы держать Medium в оптимальном температурном диапазоне.

С более жесткими шинами ты изначально в менее выгодном положении, а если они изношены, всё становилось ещё хуже. Нам не хотелось рисковать потерять больше одной позиции, думаю, мы сделали правильный выбор. Конечно, потом всегда кажется, что можно было среагировать еще лучше, но на тот момент мы поступили абсолютно верно.

Вопрос: (Луиш Васконселош) Льюис, после старта вы ехали в трех секундах позади Ferrari. Это была оптимальная дистанция, чтобы как можно дольше сохранять эффективность шин, или вы просто не могли подъехать ближе? Валттери, после рестарта вашей задачей было сдержать Шарля, или вы не могли подобраться к Льюису просто потому, что не хватало скорости?
Льюис Хэмилтон: Пожалуй, три секунды было минимальной комфортной дистанцией. Я ехал на Medium, тогда как у Ferrari были более быстрые шины Soft. Кроме того, при сокращении отставания до двух секунд преследовать соперника становилось гораздо сложнее, потому я предпочел отпустить Ferrari на 3-3,5 секунды, а затем старался держаться в их темпе – не подумайте, это было очень непросто! На первых кругах Шарль и Себастьян понемногу уезжали от нас, но после пятнадцатого круга я стал подбираться, так как шины у Ferrari мало-помалу теряли эффективность.

Вопрос: Валттери?
Валттери Боттас: В тот момент мы втроем – я, Льюис и Шарль – ехали на одинаковых шинах, и для меня приоритетной задачей было не пропустить Ferrari. Конечно, на рестарте я пробовал удержаться за Льюисом, но это оказалось невозможно. В итоге пришлось искать баланс между необходимостью атаковать достаточно агрессивно, чтобы не подпустить Шарля, и задачей ехать на некотором расстоянии от Льюиса, так как в противном случае я рисковал бы «убить» шины.

Разница в пару секунд, что была между нами большую часть второго отрезка, оказалась оптимальной: я пользовался слипстримом на прямых и притом не слишком скользил в поворотах. Правда, следует признать, что в гонке Льюис оказался очень быстр. На первом отрезке я не мог за ним угнаться, но на втором ситуация была чуть лучше.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Ранее гонщики выражали своё недовольство тем, как складывается ситуация с правилами на 2021 год, и что о разных вариантах очень мало рассказывают. На этой неделе Чейз Кэри и Росс Браун чуть подробнее ввели вас в курс дела. Ощущаете ли вы, что теперь у вас больше информации? Хотелось бы вам помимо периодических встреч с представителями FIA как-то дополнительно участвовать в работе над новыми правилами?
Льюис Хэмилтон: То, что гонщиков стали вовлекать в процесс работы над правилами, само по себе прогресс. У гонщиков сейчас единая позиция по многим вопросам, между GPDA и FIA складываются новые, более конструктивные отношения, а недавняя дискуссия получилась очень открытой. Есть вещи, которые гонщикам хотелось бы видеть в Формуле 1, и в FIA нам сказали: «Мы не можем устроить это прямо сейчас, однако для инженеров эта задача в целом не такая уж невозможная».

Многое можно сделать лучше и эффективнее. В FIA показали, какой процент прижимной силы мы, согласно расчётам, будем в перспективе терять при преследовании соперника вплотную, и знаете, мне это понравилось, я хочу остаться в Формуле 1 до того момента, как смогу опробовать машину, построенную по новым правилам. Конечно, гонщикам не хочется, чтобы машины становились медленнее – нам сказали, что темп упадет на 2-3 секунды, и это, пожалуй, можно наверстать. Правда, в случае с массой машин нам бы не хотелось, чтобы она увеличивалась, но пока всё к этому идёт. Впрочем, я знаю, что в FIA активно ищут решение этой проблемы.

Валттери Боттас: Как сказал Льюис, хорошо, что в FIA стали делиться с гонщиками своими идеями, ведь мы прекрасно знаем, какого гоняться на этих машинах, и всегда рады поделиться мнением. Думаю, мы лучше всех понимаем, что нужно гонщику, и что способно сделать гонки лучше, чтобы они больше нравились болельщикам. Приятно участвовать в обсуждении новых инициатив – надеюсь, эта практика получит продолжение.

Шарль Леклер: Полностью согласен. Важно, что нас объединяют общие цели. Гонщики точно знают, чего хотят, и хорошо, что нас привлекают к обсуждению, поскольку в работе с машиной мы ощущаем то, о чем нельзя догадаться по каким-то расчётам.

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, за пять этапов до конца сезона вы опережаете Валттери на 73 очка, а Шарля – на 107. Насколько вам непросто избегать мыслей о том, что шестой чемпионский титул практически гарантирован?
Льюис Хэмилтон: Я стараюсь вовсе не думать о титуле, что не так уж и сложно – достаточно сосредоточиться на стоящих перед мной и командой задачах, которые довольно непростые. Я делаю всё, чтобы каждый уик-энд проводить на пределе собственных возможностей и добиваться высокого результата.

Потрясающе, что мы на равных сражаемся с невероятно быстрыми Ferrari, но в этом сезоне и многие другие гонщики – Макс Ферстаппен, Карлос Сайнс – выступают на каком-то сверхвысоком уровне. Практически всем пришлось повысить требования к самому себе, и я в этом плане не исключение. Мне нравится такой вызов, и я стараюсь рассматривать каждую гонку в отдельности.

В Сузуке нам будет непросто одолеть Ferrari, но, как показал этот уик-энд, опередить их не такая уж невозможная задача.

Вопрос: (Дарья Панова) Льюис, Валттери, ваша команда в очередной раз победила в Сочи, однако уик-энд выдался непростым. Что вы сами о нем думаете, и в каких областях Mercedes необходимо добиться прогресса?
Льюис Хэмилтон: Нам повезло на протяжении многих лет доминировать в Сочи, но год или два назад у Ferrari уже завоевывали здесь весь первый ряд стартового поля…

Валттери Боттас: Два года назад.

Льюис Хэмилтон: Да, а в этот уик-энд они оказались невероятно быстры. Мы сработали здорово и сумели добиться хорошего результата, однако для этого потребовалось выложиться на пределе. У Ferrari подавляющее преимущество в скорости, и чтобы их опередить, мы выступали на каком-то фантастически высоком уровне.

Знаете, мне нравится в Сочи. Я редко бывал в России, но люди здесь настроены ко мне очень дружелюбно. Ребенком я видел в фильмах Москву, Кремль, мне казалось, что в России очень холодно, но когда здесь, в Сочи, я вышел прогуляться, я и представить себе не мог, что совсем рядом с трассой находится невероятно красивое морское побережье. Не знаю, в каком регионе России мы находимся, но здесь, очевидно, немало интересного!

Что касается трассы, она год от года нравится мне всё больше. Но, вероятно, её можно еще как-нибудь модифицировать, чтобы борьба была более плотной, так как сейчас в скоростных поворотах преследовать соперника слишком сложно. Может, имеет смысл сделать сами повороты более узкими – не знаю.

Валттери Боттас: Мне всегда нравилось приезжать в Сочи, на здешней трассе я много раз финишировал на подиуме и одержал свою первую победу. В целом Россия для меня особенная страна – к тому же, она граничит с Финляндией, откуда я родом. Вы сказали, что уик-энд выдался для Mercedes непростым, однако сегодня всё получилось замечательно, а именно результат в воскресенье имеет значение. Но над скоростью, конечно, нужно поработать.

Вопрос: (Луиш Васконселош) Льюис, в Японии вас ждет совершенно иная трасса. Ferrari теперь достаточно быстры в поворотах, у Red Bull Racing, скорее всего, обойдется без штрафов – насколько плотным, как вам кажется, будет сражение трех топ-команд, и за какой из них будет преимущество?
Льюис Хэмилтон: Думаю, нас ждет интереснейший уик-энд! Этап в Сузуке – один из наиболее захватывающих в сезоне, а в этот раз он будет особенно зрелищным, так как сразу у трех команд есть шансы на победу.

Не представляю, кто окажется быстрейшим. Ferrari в целом очень конкурентоспособны, но, возможно, японская трасса лучше подойдет нам или Red Bull Racing. Будет здорово приехать туда, ведь Сузука – по-настоящему пилотажная трасса, одна из лучших в сезоне. Там нет асфальтовых зон безопасности, только гравий, трава и близко расположенные защитные барьеры. Это настоящее испытание и для машины, и для гонщика!

Валттери Боттас: Практически нечего добавить, я тоже с нетерпением жду этапа в Сузуке, где нам предстоит интересное сражение сразу трех команд. Если выбирать всего одну трассу, именно японскую я бы назвал своей любимой.

Вопрос: Шарль, насколько вы уверены в скорости Ferrari в Сузуке?
Шарль Леклер: Мы были быстры в Монце и Сингапуре на двух совершенно разных трассах, что говорит о достигнутом прогрессе. Нет никаких причин полагать, что в Сузуке нам не хватит скорости, однако это не означает, что будет откровенно просто – уверен, Mercedes и Red Bull Racing окажутся очень сильны. Я был в Сузуке всего один раз, но японская трасса мне понравилась, а её первый сектор доставил особенное наслаждение. С нетерпением жду возможности снова оказаться там!

Льюис Хэмилтон: Потрясающе, что в свой всего второй сезон в Формуле 1 ты выступаешь в Ferrari и уже одержал… четыре победы, верно?

Шарль Леклер: Ты меня переоцениваешь, всего две.

Льюис Хэмилтон: Всё равно впечатляет!

Шарль Леклер: Благодарю!

Вопрос: (Беатриче Замунер) Шарль, сход Себастьяна заставляет вас беспокоиться по поводу надежности машины?
Шарль Леклер: Как я уже говорил, мне неизвестно, какие проблемы возникли на машине Себастьяна, об этом я спрошу наших инженеров. Но у моей машины с самого начала сезона не было никаких проблем с надежностью, и я не ожидаю, что они внезапно появятся. Но я обязательно поговорю с инженерами, чтобы понять, что помешало Себастьяну добраться до финиша.
Перевод: Валерий Карташев

Источник