Квят о самой большой аварии в карьере: Причина до сих пор неизвестна

Квят о самой большой аварии в карьере: Причина до сих пор неизвестна

Даниил Квят не смог закончить Гран При Великобритании из-за аварии в начале гонки. Машина россиянина вылетела с трассы после взрыва покрышки на подходе к связке поворотов «Мэгготс» и «Беккетс» и ударилась о барьер на высокой скорости.

В ходе пресс-конференции перед началом второго уик-энда в Сильверстоуне Квят согласился назвать эту аварию самой большой в своей карьере.

«Да, я думаю, так и есть, – ответил он на соответствующий вопрос. – К счастью, я ударился о барьер из отработанных шин, а не в стену.

Это напоминание… Знаете, за рулем нам порой кажется, что мы едем медленно, но когда ты видишь стену, которая приближается к тебе на такой скорости, это быстро напоминает тебе, что на самом деле эти машины очень и очень быстры».

В середине недели глава спортивного подразделения Pirelli Марио Изола отметил, что расследование причин взрыва покрышки на машине Квята пока не завершено. С тех пор ситуация не изменилась.

«Если честно, мы пока не знаем точно, что стало причиной [разрыва шины], – сказал Даниил. – Расследование продолжается. Конечно, мы хотим до конца разобраться в том, что произошло, чтобы избежать повторения таких ситуаций в будущем. Так что, само собой, мы собираемся довести расследование обстоятельств аварии до конца».

В первые минуты после аварии гонщик полагал, что к вылету привела его собственная ошибка – о чем он заявил в первых интервью после возвращения в паддок. Однако истинная причина аварии стала известна практически сразу – после анализа видеоматериалов.

«Оглядываясь назад, очевидно, что я не мог ничего сделать, чтобы избежать аварии, – сказал он. – У меня были проблемы с коробкой передач, и на протяжении двух-трех кругов я очень много работал с переключателями на руле. В этот конкретный момент я не смотрел на трассу. Я смотрел на дисплей на руле, когда случился прокол. Так что я не сразу понял, что случилось. Это было очень странно, я был в замешательстве, потому что ничего подобного в карьере не испытывал – у меня никогда на такой скорости не взрывалась шина.

Я не понял, что произошло, и моя первая мысль была о том, что я мог заехать на траву или поребрик. Но сейчас, оглядываясь назад, я могу с уверенностью сказать, что не мог ничего поделать в той ситуации».

Источник