Гран При Штирии: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Штирии: Пресс-конференция в пятницу

Участники: Гюнтер Штайнер (Haas), Фредерик Вассёр (Alpha Romeo), Тойохару Танабе (Honda)

Вопрос: Вопрос ко всем. Сегодня утром было подтверждено проведение гонок в Муджелло и Сочи в сентябре. Что вы об этом думаете?
Фредерик Вассёр: Это хорошие новости. Мы на верном пути к большему числу гонок, спасибо за это руководству чемпионата – они сработали здорово, шаг за шагом у нас сформируется хороший календарь.

Гюнтер Штайнер: Согласен с Фредериком, проделана фантастическая работа. Думаю, сейчас очень непросто договариваться о проведении гонок, но организаторы справились, предложив более-менее полноценное расписание. Теперь, с добавлением двух этапов, у нас получается очень неплохой сезон, это хорошо для команд, и для Формулы 1 в целом. Надеюсь, работа будет продолжена, и в расписании появится ещё несколько гонок – это было бы славно!

Тойохару Танабе: Я согласен с Фредериком и Гюнтером, это хорошие новости для болельщиков, автопроизводителей и команд. Я хотел бы поблагодарить всех, кто приложил усилия для достижения договоренностей, и надеюсь, что мы сможем провести все запланированные гонки.

Вопрос: (Люк Смит) Господин Танабе, в первой гонке сезона обе машины Red Bull Racing не финишировали из-за проблем с силовой установкой. Не могли бы вы рассказать о сути этих проблем? Они касались разработок Red Bull Racing, или разработок Honda? Есть ли опасения насчет этого уик-энда? Мы знаем, что гонка в Австрии традиционно сложна для машин из-за ограниченных возможностей полноценно охлаждать мотор и другие механизмы.
Тойохару Танабе: Те два инцидента не были связаны между собой. На машине Макса возникли проблемы с электроникой, они не связаны напрямую с силовой установкой. В случае с машиной Алекса после того, как он проехал по гравию, мы заметили на телеметрии странные отклонения в показателях, эти отклонения нарастали слишком быстро, вскоре достигли пороговых значений, и мы приняли решение снять машину с гонки.

Между первыми двумя этапами чемпионата всего неделя, в этот короткий период мы предприняли простые и очевидные меры: заменили всю электронику, которая имеет отношение к силовой установке. Мы продолжаем детально исследовать причины тех инцидентов, но, должен сказать, сегодня в первой пятничной тренировке машина ехала очень неплохо. Мы будем внимательно следить за ней на длинной серии кругов и в гонке.

Вопрос: (Эрик ван Хаарен) Господин Танабе, в этом году силовые установки Honda смогут сравняться в мощности с моторами Mercedes? Насколько велика разница между доработанной силовой установкой, которую вы привезли в Австрию, и той, с которой команды работали на тестах?
Тойохару Танабе: Разницу в мощности между силовыми установками четырех производителей сложно оценить. Мы считаем, что нам нужно работать ещё активнее, чтобы достать лидеров. Что касается разницы между нашими собственными силовыми установками, из-за вынужденного перерыва мы не могли заниматься глобальными изменениями, так что отличия сводятся к небольшим доработкам и чуть лучшей надежности. В крайне сжатые сроки мы всё-таки сумели внедрить кое-какие усовершенствования.

Вопрос: (Лоуренс Эдмондсон) Вопрос о моторах, но на сей раз к Гюнтеру и Фредерику. Мы видели, что все машины с силовыми установками Ferrari немного уступают соперникам в скорости на прямых. Заметили ли вы нечто подобное, и есть ли у вас объяснение, почему по сравнению с предыдущим сезоном мощность моторов Ferrari, как может показаться, упала?
Гюнтер Штайнер: Нехватка скорости на прямых довольно быстро стала очевидной, мы едем медленнее, чем год назад. Думаю, можно сказать открыто – все машины с моторами Ferrari едут медленнее. Уверен, в причинах уже разбираются, но, как сказал господин Танабе, со стороны оценить эффективность чужой силовой установки довольно трудно – из информации есть только скорость машины и, возможно, угол атаки антикрыльев.

Конечно, мы изо всех сил стараемся выяснить, почему год назад в квалификации мы ехали быстрее. Уверен, ту же задачу решают в Alpha Romeo – нет, я не пытаюсь говорить за Фредерика, он сам может сказать. В гонке разница в скорости была не такой большой. Да, мы в целом не лучшим образом провели ту гонку, но всё равно работу нужно довести до конца, разобраться в причинах, и если там обнаружится проблема – устранить её.

Вопрос: Фредерик, ваше мнение?
Фредерик Вассёр: Я согласен с Гюнтером. Ситуация понятна, нужно работать над всеми областями. Я верю, что в Ferrari смогут устранить нехватку мощности настолько, насколько это в принципе возможно. Задача нашей команды – дорабатывать шасси, а задача гонщиков – выполнять свою работу на трассе. В гонке у нас был неплохой темп, мы могли держаться за машинами впереди, но в квалификации нехватка скорости ощущалась острее.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Господин Танабе, не могли бы вы рассказать подробнее, какие меры вы предприняли в перерыве между гонками, чтобы найти причины проблем, с которыми Red Bull Racing и Honda столкнулись в первом Гран При сезона? Времени было не так много, вам помогали специалисты в Великобритании и Японии?
Тойохару Танабе: Как только мы получили записи данных телеметрии, мы прямо на автодроме их проанализировали. Затем мы проверили машину, демонтировали отдельные элементы силовой установки, часть из них отправили в Сакуру, часть – в Милтон Кинс. Далее мы протестировали эти детали на динамическом стенде в условиях и режимах, максимально приближенных к тем, что были в гонке, после чего снова проанализировали данные.

Вопрос: (Абхишек Такле) Вопрос ко всем, по большей части к Гюнтеру и Фредерику. Много говорилось о необходимости соблюдать закрытый режим, однако Шарль Леклер и Валттери Боттас на неделе успели побывать в Монако. Вы точно знаете, что вам можно и что нельзя делать в рамках закрытого режима? Господин Танабе, ваши специалисты работают с разными командами – какие меры вы предпринимаете, чтобы удостовериться в соблюдении всех предписаний?
Фредерик Вассёр: Правила понятны: нам позволено по уважительным причинам возвращаться на базу команды. Не хочу комментировать ситуацию с Шарлем или Валттери, но требования и здесь просты: перед возвращением на автодром нужно заново сдать тест. Я лично сдавал тест пару дней назад и повторно сегодня утром, этот автодром, похоже, самое безопасное место на планете. Каждый многократно проходит тестирование на вирус, правила соблюдают все.

Вопрос: Гюнтер?
Гюнтер Штайнер: Как сказал Фредерик, на автодроме безопасно. Есть правило, согласно которому попасть сюда может только тот, кто прошел проверку на вирус. Не знаю, что произошло с Шарлем и Валттери – возможно, обе истории просто раздули в социальных сетях. Если их обоих протестировали, значит, всё в порядке.

Думаю, вполне очевидно, что можно делать, а что – нельзя, притом люди, работающие в Формуле 1, ведут себя очень дисциплинированно. Мы делаем всё, что от нас зависит – конечно, ошибки иногда случаются, но никто не пытается намеренно спровоцировать проблему, как не пытается относиться к ситуации легкомысленно. Лично я чувствую себя в полной безопасности, и если кто-то в паддоке умудрится подхватить коронавирус, буду очень удивлен.

Вопрос: Господин Танабе, Honda приходится сложнее, раз её специалисты работают с разными командами?
Тойохару Танабе: Да, нам сложнее соблюдать изоляцию, но в целях обеспечения безопасности наших специалистов и сотрудников команд мы неукоснительно соблюдаем и предписания FIA, и требования наших клиентов. Как в случае с этой пресс-конференцией, мы по максимуму используем возможности видеосвязи для одновременной работы с Red Bull Racing и Alpha Tauri. Эта схема себя неплохо зарекомендовала, притом мы продолжаем работать над всеми аспектами безопасности, так как это важно и для нас самих, и для Формулы 1.

Вопрос: (Люк Смит) Фредерик, каковы дальнейшие планы насчёт участия Роберта Кубицы в пятничных тренировках? Сегодня он впервые провел сессию за Alpha Romeo. По ходу сезона таких сессий будет еще несколько?
Фредерик Вассёр: Мы планировали для Роберта четыре-пять сессий по ходу сезона, но проблема в том, что с новой версией расписания приходится всё планировать заново. Кубица также выступает в DTM, мы должны найти некий компромисс и непременно это сделаем. Со своим пониманием машины Роберт очень полезен для нашей команды и вносит большой вклад в общую работу.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос к руководителям команд. В скором времени бюджет команд будет ограничен суммой в 145 миллионов долларов. Предположим, определяющим фактором станет мастерство гонщика – хотели бы вы в таком случае, чтобы зарплата гонщиков входила в этот лимит?
Гюнтер Штайнер: Ничего не имею против некоего лимита на зарплаты гонщиков – для нас он точно не станет проблемой, так как мы и без того обходимся намного меньшей суммой. Я ни к чему не призываю, просто мне кажется, что в какой-то момент будет разумным включить зарплату гонщиков в общий лимит, особенно если их мастерство станет определяющим фактором. В таком случае, если вы потратили много денег на гонщика, вы просто не сможете позволить себе какие-то другие статьи расходов. Это сделает команды в равной степени конкурентоспособными, а следом и уровень зарплат гонщиков станет ниже, чем сейчас. Не думаю, что лично мне придется решать проблему высокой зарплаты кого-либо из наших гонщиков – наш общий бюджет в любом случае намного ниже 145 миллионов долларов. Так что я открыт любым предложениям, если речь идет о вполне обоснованных суммах.

Фредерик Вассёр: Согласен с Гюнтером. Было бы странно снижать высокие зарплаты внутри команды и притом оставлять гонщиков за рамками этого процесса. Если уж мы выбрали такой путь, нужно всех включать в один лимит.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос ко всем, но, по большей части, к руководителям команд. Формула 1 продолжает следовать привычному формату уик-энда, так как от идеи провести на втором этапе сезона квалификационную гонку с обратной стартовой решеткой в итоге решили отказаться. Что вы думаете о неизменности формата вторую неделю подряд? Не кажется ли вам, что Формула 1 упустила возможность попробовать нечто принципиально новое?
Фредерик Вассёр: Если бы мы должны были ориентироваться на результаты первой гонки сезона, неделю назад те, кто не претендовал на очки, предпочли бы сойти с дистанции. Я был согласен реализовать эту идею чуть позже, например, в Сильверстоуне, и если по ходу сезона нам захочется протестировать нечто новое, то почему бы к ней не вернуться? Среди навыков гонщика есть умение обгонять, но посмотрим, как всё сложится. В любом случае, у нас множество других вопросов, которые нужно решить по ходу сезона.

Вопрос: Гюнтер, возможность была упущена?
Гюнтер Штайнер: Да, мы должны были попробовать. В первой гонке реализовать идею было бы непросто, но мы могли бы ориентироваться, скажем, на результаты предыдущего сезона и по ним выстроить стартовую решетку квалификационной гонки. Думаю, были и другие варианты. Надеюсь, к этой теме мы еще вернемся, а если она не сработает, нам хватит смелости это признать и вернуться к тому, что было раньше. Иногда полезно хотя бы попробовать, ведь в случае ошибки мы не так много теряем. Хочется верить, идея вновь станет актуальной, мы попробуем провести уик-энд в ином формате, и тогда нам не придется рассуждать, упустили мы возможность или нет. Она либо сработает, либо не сработает. А если и не сработает, мы придумаем что-то другое.

Вопрос: Господин Танабе?
Тойохару Танабе: У меня нет комментариев.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Господин Танабе, насколько я понимаю, в Honda подтвердили своё участие в чемпионате до конца 2021 года. Есть ли планы на более долгосрочную перспективу? Принято ли решение остаться в Формуле 1 еще на несколько лет?
Тойохару Танабе: Я не участвую в обсуждении соглашений, слышал лишь, что дискуссия продолжается. Её результаты мне не известны, таков статус.

Вопрос: Господин Танабе, как решение ограничить возможности доработки моторов сказалось на планах Honda на 2021 год и, возможно, более долгосрочную перспективу?
Тойохару Танабе: Конечно, ограничения – совсем не то, что нам хотелось наблюдать, но решение такое, какое есть. Учитывая общую ситуацию, оно было правильным для всех производителей. Теперь всем нужно приложить максимум усилий и понять, как наиболее эффективно использовать потенциал этой конкретной спецификации. Мы должны уделить больше времени техникам симуляции и всестороннему анализу.

Вопрос: Гюнтер, первый этап чемпионата сложился для Haas неудачно. Джин Хаас, владелец команды, поставил перед коллективом какие-либо цели на этот сезон?
Гюнтер Штайнер: Нет, поскольку ставить цели на такой сезон слишком сложно. Все планы пошли прахом уже в начале, когда мы не знали, начнется ли сезон в принципе. Из-за вынужденного перерыва изменилась финансовая ситуация, уменьшились доходы. В такой ситуации сложно ставить цели, Джин это понимает, но мы всё равно выкладываемся на пределе, чтобы он остался нами доволен. Да, нам приходится непросто, первый этап обернулся разочарованием, но команда не сдается и продолжает работать, чтобы исправить положение дел к лучшему – настолько, насколько это позволят наши возможности.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос для Гюнтера и Фредерика. На минувшей неделе Жан Тодт сказал, что обсуждал с командами новый Договор Согласия. Участвовали ли вы в той дискуссии, и если да, насколько далеко удалось продвинуться к работе над новым Договором Согласия?
Фредерик Вассёр: Дискуссия продолжается. Из-за ситуации с коронавирусом мы на некоторое время её приостановили, но теперь снова к ней вернулись. Надеюсь, в ближайшие несколько недель текст документа будет окончательно согласован.

Гюнтер Штайнер: Как сказал Фредерик, обсуждение продолжается. Наша команда с самого начала участвовала в дискуссии, пусть в меньшей степени, чем крупные команды, так как им нужно уладить гораздо больше вопросов. В целом в FOM стараются максимально учесть интересы всех десяти команд.

Вопрос: Фредерик, в минувший уик-энд Антонио Джовинацци снова заработал очки. Немного досадно, что вы лишили нас зрелища и не выстригли у него клок волос, как в прошлом году! На что вы поспорили с Антонио в этом сезоне?
Фредерик Вассёр: Он просто заработал очки для меня.

Гюнтер Штайнер: На самом деле, ему нужны волосы!

Фредерик Вассёр: Антонио хорошо провел вторую половину предыдущего сезона, притом не стоит забывать, что ранее он два года совсем не выступал в гонках. Ему удалось уверенно начать этот сезон, далее нужно демонстрировать такой же темп. Задача не в том, чтобы заработать очки в первой гонке – нужно стабильно демонстрировать результаты, такова установка для всех в Alpha Romeo, в том числе для Антонио.

Гран При Штирии: Пресс-конференция в пятницу

Участники: Отмар Сафнауэр (Racing Point), Марио Изола (Pirelli), Клэр Уильямс (Williams)

Вопрос ко всем: Сегодня утром было подтверждено проведение гонок в Муджелло и Сочи в сентябре. Что вы об этом думаете?
Клэр Уильямс: Прежде всего, в FOM и FIA проделали колоссальную работу, вернув нас в гонки и сделав это в максимально безопасной манере. Представляю, насколько сложно было выбрать, где еще нам предстоит гоняться после первых восьми подтвержденных этапов – появление еще нескольких гонок стало отличной новостью.

Мы хотим гоняться как можно больше, но чувствуя себя в безопасности. Гран При России нам знаком, гонка в Муджелло будет новой – мы приезжали туда на тесты много лет назад, думаю, инженеры получат интересный вызов. Приятно, что в календаре появляются новые этапы!

Марио Изола: Полностью согласен с Клэр. Приятно, что сезон теперь насчитывает десять гонок. Трасса в Муджелло знакома Pirelli, мы приезжали туда с другими гоночными сериями. Шинам там приходится нелегко, мы должны как следует подготовиться. Даже в середине сентября условия в том регионе могут быть довольно жаркими. В предыдущий раз мы работали в Муджелло с машиной Формулы 1 в далеком 2012 году, и хорошо, что Италия в этот раз примет у себя два этапа в году – у нас итальянская компания, такая ситуация нас очень радует. Надеюсь, это будет интересная гонка, достойная такой замечательной трассы!

Вопрос: Впервые с 2006 года Италия примет у себя два этапа чемпионата! Отмар, ваше мнение?
Отмар Сафнауэр: Мне нечего добавить, я согласен с Клэр и Марио. Приятно, что в расписании появились еще две гонки, это стало возможным благодаря той колоссальной работе, что была проделана с целью гарантировать участникам максимальную защищенность. Второй уик-энд подряд мы следуем всем предписаниям и в таких условиях можем чувствовать себя в безопасности, а это позволяет провести еще больше гонок и после Гран При России.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволь) Отмар, у Racing Point контракт с Серхио Пересом до конца 2022 года, а с Лэнсом Строллом долгосрочное соглашение. Готовы ли вы с полной уверенностью сказать, что не сможете предложить Себастьяну Феттелю контракт на следующий сезон?
Отмар Сафнауэр: Потрясающе, что четырехкратный чемпион мира может быть заинтересован в сотрудничестве с нашей командой – возможно, это потому, что машина Racing Point сейчас немного быстрее Ferrari. Но вы правы, у нас долгосрочные контракты с обоими гонщиками, так что места для Себастьяна в Racing Point нет.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Гонщика принято считать фактором конкурентоспособности команды. Если учесть, что сейчас на разницу в конкурентоспособности команд пытаются повлиять через финансовые ограничения на аэродинамические испытания и прочие технологии, что вы думаете об идее включить в лимит на расходы и зарплаты гонщиков?
Отмар Сафнауэр: Я поддерживаю идею включить зарплаты гонщиков в общий лимит, поскольку это вынудит команды делать выбор: либо вы тратите деньги на гонщика, либо приглашаете кого-то, кто стоит меньших денег, и инвестируете средства в машину. В общем, ответ на ваш вопрос, Дитер – да, я поддерживаю эту идею.

Возможно, следом вы хотели спросить, не захотят ли в таком случае признанные звезды уйти из Формулы 1? Уверен, даже если зарплаты гонщиков будут включены в общий лимит, парни всё равно будут получать больше, чем им предложили бы в любой другой гоночной серии.

Клэр Уильямс: Соглашусь с Отмаром. Гонщики – фактор конкурентоспособности, чтобы добиться более-менее равных шансов для всех команд, а именно эту цель преследуют финансовые ограничения, крайне важно, чтобы всё, что влияет на эти шансы, было включено в лимит. Я это полностью поддерживаю. Как сказал Отмар, вероятность того, что гонщикам не захочется выступать в Формуле 1, крайне мала – как-никак, это высшая категория автомобильного спорта, к которой стремятся все гонщики.

Вопрос: Кстати, о гонщиках: в четверг Джордж Расселл сказал, что его будущее целиком во власти Williams. Каковы ваши планы насчёт Джорджа?
Клэр Уильямс: Я испытываю большой прессинг от того, что будущее Джорджа находится в руках нашей команды, с которой у него трехлетний контракт. Мы проводим второй сезон вместе, Джордж отлично справляется.

Всем известно, насколько сложным выдался для Williams предыдущий год, но Джордж всегда сохранял присутствие духа и позитивно смотрел на вещи, что мы очень ценим. Он потрясающе талантлив, амбициозен, и мы хотим предоставить ему машину, с которой он мог бы зарабатывать очки. Сейчас у нас два гонщика, с обоими подписан контракт до конца 2021 года, иные варианты мы не рассматриваем.

Вопрос: (Люк Смит) Клэр, не могли бы вы рассказать, как обстоят дела с потенциальным инвестором или покупателем команды? В опубликованном пару месяцев назад заявлении вы сказали, что потенциально процесс займет три-четыре месяца. Есть ли новости?
Клэр Уильямс: Могу лишь сказать, что мы довольны тем, как продвигается процесс. Мы привлекли внимание нескольких потенциальных инвесторов и ведем с ними переговоры. Как вы сказали, мы рассчитывали, что процесс займет три-четыре месяца – мы в этот график вполне укладываемся.

Вопрос: (Абхишек Такле) Вопрос для Клэр и Отмара. Если говорить о соблюдении режима изоляции, что вы можете и что не можете делать, когда дело касается перемещений и активности вне автодрома? Марио, насколько сложно вашим специалистам работать с разными командами, соблюдая все предписания?
Отмар Сафнауэр: Мы твердо следуем правилам, дисциплина – это то, что необходимо для гарантии безопасности. Например, мы все разместились в одном отеле, и когда возвращаемся туда с автодрома, мы не можем выйти в город, чтобы пообедать – прием пищи нужно организовать непосредственно в отеле. Мы перемещаемся небольшими группами, люди внутри каждой группы остаются вместе и на трассе. Находясь в паддоке, мы делаем всё возможное, чтобы сотрудники команды контактировали исключительно между собой, не с представителями других команд. Крайне важно проявлять бдительность: если следовать всем предписаниям, уверен, мы все будем в полной безопасности.

Клэр Уильямс: Мы следуем тем же правилам, о которых говорил Отмар. У нас не было возможности остановиться всей командой в одном отеле, но наши сотрудники контактируют исключительно между собой, и мы сделали всё необходимое, чтобы предписания соблюдались всеми без исключения.

Этого добиться непросто, всем хочется выйти, прогуляться, но мы должны поступать так, как правильно для спорта. Множество людей приложило немало усилий, чтобы мы в безопасных условиях смогли вернуться к гонкам, и нам бы не хотелось, чтобы эти старания пошли прахом. Нужно соблюдать режим изоляции вне трассы и не позволять себе прогулок.

С момента приезда в Австрию мы неукоснительно следовали всем предписаниям. В первую неделю сезона все в Формуле 1 сработали фантастически - я знаю, что было выполнено более 4000 тестов на вирус, и ни один не оказался положительным. Все это оказалось возможным благодаря тому, что каждый из множества людей прилагает максимум усилий, чтобы следовать всем обозначенным правилам.

Марио Изола: Мы следуем тому же протоколу, что участники чемпионата, с тем лишь отличием, что наши специалисты взаимодействуют со всеми командами. Мы изначально решили работать в формате группы Pirelli, а не отправлять инженера в каждую команду.

Да, это непросто, поскольку в отсутствие доступа в боксы у инженеров нет возможности осмотреть шины и сделать замеры, но так необходимо в силу обстоятельств, и мы готовы следовать этому подходу так долго, как потребуется.

Нам пришлось дать четкие инструкции сотрудникам и положиться на личную ответственность каждого. Крайне важно было разъяснить, почему необходимо следовать всем предписаниям, а не просто сказать – оставайтесь в своих номерах в отеле. Мы постарались рассказать о рисках и последствиях нежелательного поведения.

Вопрос: (Алан Болдуин) Клэр, в продолжение вопроса. Вы сказали, что в Williams привлекли внимание потенциальных инвесторов. Когда пару месяцев назад прозвучало заявление, вы говорили о разных вариантах, в том числе о продаже команды. Изменились ли с тех пор параметры сделки? Вы говорите скорее об инвестициях, чем о приобретении?
Клэр Уильямс: Нет, параметры не изменились. Как известно, акции Williams торгуются на бирже, соответственно, мы должны следовать правилам, предусмотренным для публичных компаний в случае их продажи. Потому процесс именно такой, какой есть. Мы рассматриваем вариант либо с инвестированием средств, либо с выкупом доли акций, либо с полной продажей команды, притом ни один из вариантов не исключен. Совет директоров выберет лучшее из предложений.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос ко всем, но первыми попрошу ответить руководителей команд. В этот уик-энд у нас не будет квалификационной гонки с обратной стартовой решеткой. Не кажется ли вам, что это упущенная возможность, и что вы думаете о проведении уик-энда в тот же самом формате вторую неделю подряд на одной и той же трассе?
Отмар Сафнауэр: Да, мы обсуждали идею с обратной стартовой решеткой. Как показал предыдущий уик-энд, на австрийской трассе тормоза испытывают большую нагрузку, у некоторых команд по ходу гонки возникли проблемы с тормозами. В случае с обратной стартовой решеткой нам пришлось бы провести короткую гонку, затем поместить машину в условия закрытого парка, а затем провести вторую гонку – не думаю, что наша машина выдержала бы такое.

Подобные решения нужно принимать до того, как начинается процесс создания машины – в таком случае можно всё разработать с учетом новых требований. Считаю ли я, что мы упустили возможность? Думаю, погода в этот уик-энд убедительно продемонстрирует, что даже на одной и той же трассе две гонки могут сложиться совершенно по-разному.

Клэр Уильямс: Для команды, которая многие годы выступала за неизменность ключевых принципов Формулы 1, уже забавно, что её руководитель поддерживает идею с обратной стартовой решеткой, но в этом нет ничего удивительного – я бы не отказалась видеть Williams на поуле. Но в целом идея, конечно, противоречит сути чемпионата, и я не думаю, что Формуле 1 нужны эти бесполезные, если позволите, меры, направленные будто бы на повышение зрелищности.

Наш спорт сам по себе невероятно зрелищный, почти каждая гонка радует захватывающим сражением. С первым этапом в Австрии всё было именно так, притом, как заметил Отмар, погодные условия в ближайшие двадцать четыре часа наверняка приведут к совсем иной гонке, чем мы наблюдали неделю назад. Уверена, болельщики у экранов телевизоров рады, что мы вернулись к гонкам и дарим им возможность понаблюдать за сражением на трассе. Нужно дать им отличное зрелище – не сомневаюсь, мы с этой задачей справимся!

Марио Изола: Нелегко сформировать верное мнение, нелегко сказать, была ли упущена возможность. Помнится, во время вынужденного перерыва обсуждались различные предложения, как сделать вторую гонку на той же трассе более интересной, добавить непредсказуемости. Одним из предложений была гонка с обратной стартовой решеткой, еще одним – идея провести вторую гонку в Сильверстоуне на других составах смеси. Любая идея – это хорошо, но далее мы взвешиваем плюсы, минусы и приходим к итоговому решению. Не думаю, что речь идет об упущенной возможности, это просто решение, за которое выступило большинство команд.

Вопрос: Марио, в предыдущий уик-энд в гонке Формулы 2 впервые использовались 18-дюймовые шины. Какие отзывы вы получили от команд и гонщиков?
Марио Изола: Если говорить о Формуле 2, тот уик-энд сложился очень позитивно. Отличное сражение на трассе, положительные отзывы от гонщиков. 18-дюймовые шины отличаются от тех, на которых парни привыкли выступать, но, как мне кажется, начало получилось неплохим.

В прошлом году в процессе работы над этими шинами мы видели определенные признаки того, что конечный продукт может получиться удачным, и сейчас очень рады наблюдать их в Формуле 2. С ними у нас есть возможность собрать полезную информацию для перехода Формулы 1 на 18-дюймовые шины с 2022 года. Конечно, речь идет о двух совершенно разных чемпионатах, о машинах разного уровня, но в любом случае было здорово наблюдать наш продукт в реальных гоночных условиях, а не просто на тестах. Это иная ситуация и информация иного качества.

Вопрос: (Лоуренс Эдмондсон) Клэр, с начала года Williams покинул титульный спонсор – компания ROKIT. Не могли бы вы рассказать подробнее, почему сотрудничеству пришел конец, привело ли расставание к существенным потерям в доходах и скажется ли оно на планах доработки машины в нынешнем сезоне?
Клэр Уильямс: Как вы сами понимаете, по юридическим причинам я не могу разглашать детали разрыва спонсорского соглашения. Могу лишь сказать, что сотрудничество прекращено, наша команда выполнила все предусмотренные контрактом обязательства. Поначалу партнерство складывалось фантастически, и мы очень огорчены, что всё закончилось таким образом, но ситуация такая, какая есть, нужно двигаться дальше. В Williams финансами занимаются очень предусмотрительные люди, нам удалось сформировать бюджет, позволяющий провести сезон – в этом плане ничего не меняется. На планах доработки нынешней машины расставание с ROKIT никак не скажется, но кроме этого, боюсь, мне нечего вам сообщить.

Вопрос: (Крис Медланд) Вопрос для двух руководителей команд. В этот уик-энд в календаре появились ещё две гонки, но полного расписания по-прежнему нет. Возникают ли у ваших команд сложности из-за того, что вы начали сезон, не зная, какое количество этапов предстоит провести?
Отмар Сафнауэр: Конечно, в таких условиях особенно сложно что-либо планировать. Приведу пример: мы дорабатываем нашу машину, и было здорово знать всё расписание целиком, чтобы спланировать единый график готовности модификаций. Кроме того, гонки три недели подряд…

Помнится, пару лет назад у нас уже был такой опыт, притом тогда все команды активно жаловались. Тогда это показалось трудным, а сейчас воспринимается легко. Мы должны преодолеть непростой период, и хорошо, что в расписании появляются новые гонки – даже если их будет три подряд, мы придумаем, как справиться. Я согласен с Клэр, первый Гран При сезона ознаменовался красивейшей борьбой, и нас наверняка ждет еще немало интересных гонок – в том числе на трассах, на которые Формула 1 не приезжала довольно долго.

Клэр Уильямс: Готова повторить всё сказанное Отмаром. Единственное, что могу добавить – обновленное расписание создает определенные вызовы. Нам предстоит гоняться на незнакомой трассе, мы не можем планировать собственный график, так как не знаем, какие этапы могут ждать нас позднее по ходу сезона. Есть лишь примерные оценки, всё это может легко измениться.

Впрочем, главное другое. Вернувшись из Австралии, мы не знали, каким будет этот сезон, но сейчас мы снова сражаемся на трассе, а владельцы чемпионата прилагают максимум усилий, чтобы в расписании появилось как можно больше гонок. Для команд вроде Williams, которые практически целиком зависят от призовых выплат, важно видеть в расписании как можно больше Гран При, чтобы призовой фонд не уменьшился еще сильнее после того, как он уже стал меньше из-за отмены первых восьми этапов. Да, вызовы есть, но мы готовы сделать всё возможное, чтобы с ними справиться и провести в этом году как можно больше гонок.

Вопрос: Марио, за какой период времени Pirelli важно знать о дате того или иного этапа?
Марио Изола: Мы согласовываем график поставки шин с FIA и FOM, это делается за несколько недель до конкретной гонки. Для нас не так-то просто своевременно подготовить и доставить шины, но поскольку распределение составов на подтвержденные этапы определено, мы можем лучше планировать процесс производства. Кроме того, даже если мы не знаем конкретного числа гонок, мы всё равно можем создать некий запас шин, чтобы впоследствии доставить их быстрее. Мы стараемся внести свой вклад в задачу провести как можно больше гонок, даже если это, как вы понимаете, связано с определенными вызовами.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос для Клэр и Отмара. На прошлой неделе Жан Тодт сказал, что обсуждал с командами новую версию Договора Согласия. В какой мере ваши команды участвовали в той дискуссии, и надеетесь ли вы на то, что Договор Согласия будет подписан уже скоро, чтобы у Формулы 1 появилось четкое направление для дальнейшего развития?
Клэр Уильямс: Незадолго до этапа в Австралии и начала всей этой ситуации с коронавирусом мы достигли – по крайней мере, с позиции Williams – неплохих результатов в обсуждении нового Договора Согласия. Ситуация с вирусом вынудила взять паузу, но я знаю, что есть намерение завершить процесс согласования как можно скорее. Подписание Договора Согласия пойдет на пользу и спорту в целом, и особенно нашей команде, учитывая её нынешнее положение. Конечно, мы рассчитываем, что дискуссия будет продолжена, и что мы вскоре обо всем договоримся.

Отмар Сафнауэр: В последнее время было не так много дискуссий насчёт нового Договора Согласия, но я предполагаю, что совсем скоро они будут продолжены в полной мере.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Клэр, недавно были сообщения, что Тото Вольфф владеет 5% акций Willliams. Эта информация немного сбивает с толку, так как еще в 2016 году было заявлено, что он продал свой пакет акций и разорвал связи с вашей командой. Насколько корректны недавние сообщения, и если им можно верить, как Тото вернулся в состав акционеров?
Клэр Уильямс: Сообщения не имеют отношения к действительности. Как известно, много лет назад, в 2010 году, Тото Вольфф выкупил часть акций нашей команды у моего отца, Сэра Фрэнка Уильямса, и Патрика Хеда. Позднее он присоединился к Mercedes и в рамках новой сделки должен был отказаться от доли в других командах. Брэд Холлинджер, неисполнительный директор Williams и один из наших миноритарных акционеров, тогда выкупил большую часть принадлежавших Тото акций, но сделка совершилась не полностью, и 5% акций всё же остались у Вольффа. Тото не увеличивал долю в нашей команде, речь идёт именно о тех 5% акций, по которым в своё время не были проведены операции.

Вопрос: (Филипп Нортон) Клэр, насколько приятным было для команды неделю назад вернуться к гонкам? Насколько вы уверены, что неплохая скорость машины не объясняется особенностями трассы? Когда можно ждать очередных доработок?
Клэр Уильямс: Вам не видно, но за маской я улыбаюсь, услышав ваш вопрос! Первый этап сезона оставил немало радостных впечатлений. Знаю, я не должна поддаваться эмоциям, что это была всего лишь первая гонка, но мы на протяжении многих месяцев говорили о том, какие усилия прилагает команда, чтобы вернуть себе скорость. В предыдущие два года всем в Williams было непросто сохранять присутствие духа, и я готова поздравить всех, кто работает на базе и трудится на трассе. Знаю, насколько сложно оставаться оптимистом, когда знаешь, что вряд ли пройдешь дальше первой части квалификации, что нет шансов заработать очки. Потому было особенно приятно показать всему миру, что мы сдержали своё слово, добились прогресса и оказались не так далеки от призовой десятки.

Да, нам по-прежнему нужно проделать долгий путь, но тот воскресный день принёс чувство облегчения – мы действительно сделали шаг вперед. Предстоит проделать большую работу, и всё-таки здорово снова вернуться к гонкам – ради них Williams выступает в Формуле 1. Надеюсь, мы сможем выступать на таком же уровне по ходу всего сезона.

Вопрос: (Алан Болдуин) Вопрос для Клэр и Отмара о соблюдении предписаний в ситуации с COVID-19. Мы знаем, насколько в финансовом плане важно для Формулы 1 и всех команд провести этот сезон. Но мы видели отдельные нарушения режима изоляции. Опасаетесь ли вы, что всё может обернуться неудачей из-за действий отдельных лиц?
Отмар Сафнауэр: Да, меня это беспокоит. На первый этап мы привезли своего специалиста, который должен был удостовериться в том, что все в Racing Point соблюдают предписания. Сложно уследить за 80 сотрудниками разом, мы постарались убедиться, что они понимают риски, понимают причины всех рекомендаций и процедур – когда самому всё понятно, проще соблюдать правила. Я стараюсь держать под контролем ситуацию в своей команде, а убедиться в том, что остальные действуют корректно – задача FIA. Например, участники гонок поддержки в меньшей степени проявляют бдительность, они заходят в наш паддок… Мы все должны сохранять бдительность, ведь если что-то пойдет не так, и мы будем вынуждены отказаться от проведения гонки, это обернется катастрофой.

Клэр Уильямс: Не считаю необходимым комментировать отдельные нарушения, это не входит в мои обязанности. Могу лишь повторить сказанное Отмаром: в своей команде мы делаем всё возможное, чтобы убедиться, что все сотрудники Williams неукоснительно соблюдают предписания.

Перевод: Валерий Карташев

Источник