Феттеля в Канаде наказали – значит, и Ферстаппена в Австрии должны были? Объясняем, почему эта логика не работает

Феттеля в Канаде наказали – значит, и Ферстаппена в Австрии должны были? Объясняем, почему эта логика не работает

Не прошло и месяца со скандального лишения Себастьяна Феттеля победы в Канаде, как Ferrari вновь оказалась в эпицентре разборок. И вновь речь шла о штрафе, который мог бы изменить итоги гонки. Только в этот раз Скудерия оказалась на позиции атакующей стороны, а не защищающейся.

Добавило огня ситуации то, что решение было опять вынесено не в пользу Ferrari: Феттеля в Монреале сочли виновным, а Ферстаппена в Шпильберге – нет. В итоге и там, и там за итальянской командой осталось горькое второе место.

Такой вердикт вызвал недовольство как в самой команде, так и среди ее многочисленных сторонников. Главное, в чем обвиняли судей FIA – непоследовательность. В итальянской прессе дошли до того, что предположили влияние на стюардов со стороны владельцев трассы («Ред Булл Ринг») и многотысячной армии голландских фанатов Ферстаппена. Босс Ferrari Маттиа Бинотто напирал на принцип dura lex sed lex («закон суров, но это закон»). Мол, раз Себастьяна наказали по этим «неправильным правилам», то и Макса должны. Вслух Маттиа этого не произнес, но намеков оставил достаточно.

И со всем этим трудно было бы не согласиться, если бы не одно «но»: эпизоды с Феттелем и Ферстаппеном – совершенно разные. Объединяет их лишь то, что обоих гонщиков обвинили в выдавливании соперника с трассы. Хотя Себастьян-то Хэмилтона даже не выдавил.

Первая важная разница, которую подчеркнули судьи в своем вердикте: Макс полностью контролировал болид во время маневра. То есть он не допускал неконтролируемого заноса, рискуя устранить соперника. Он просто вел борьбу таким образом: расширял траекторию, не оставляя пространства.

В случае с Себастьяном, ситуация была обратная. Немец вылетел на газон и сам упирал на то, что если и перекрыл Хэмилтону траекторию, то лишь потому, что судорожно пытался вернуть контроль над машиной.

На мой взгляд, ни та, ни другая ситуация в судейском вмешательстве не нуждаются. Но если мы говорим о безопасности (а правила, в первую очередь, призваны ее обеспечить), то контролируемый маневр, безусловно, имеет меньше потенциальных последствий.

Второе отличие вытекает из первого: Макс держал свою траекторию. Да, Нико Росберг напоминает, что голландец проехал поворот не так, как кругом ранее, чтобы помешать Леклеру. Но правила позволяют пилотам использовать всю ширину трассы – и нигде не сказано, что все 70 кругов надо пройти по одной линии. А Ферстаппен во время своего маневра уже был королем положения: он поравнялся с Леклером, будучи на внутренней траектории. И как почти любой пилот, который атакует на торможении по внутренней, на выходе траекторию расширял. Он ее занял еще до апекса и имел полное право диктовать Леклеру свои условия.

В этом случае скорее удивляет то, что Шарль не попытался перекрестить, как обычно делают обороняющиеся. Монегаск после гонки обвинил Макса в том, что тот на одном круге оставил ему место снаружи, а на другом нет. Но почему бы Ферстаппен должен был оба круга пройти одинаково? Конечно, Макс специально поменял траекторию и перехитрил соперника. А Шарль повелся и оказался позади. Ну так что же тут запрещенного?

У Феттеля же ситуация была сложнее: он свою траекторию потерял, и ее (с точки зрения судей) забронировал налетавший сзади Хэмилтон. Себ же вернулся на нужную сторону трассы прямо перед носом у Mercedes, в чем его и сочли виновным. Верно или нет – другой вопрос. Но ситуации были разными.

Наконец, Ферстаппен в момент атаки был быстрее соперника, а вот Феттель выезжал перед Хэмилтоном на более медленном болиде. Конечно, преимущество в скорости не позволяет тебе выпихивать соперников с трассы. Но Формула 1 регулярно декларирует необходимость наращивать число обгонов и принимает правила, которые (хотя бы на стадии задумки) должны этим обгонам способствовать. С этой точки зрения атакующий маневр Ферстаппена давал ему преимущество над Леклером. Хотя правилами такой порядок не устанавливается.

Так вот, один пилот набирает большую скорость, выигрывает траекторию и идет на обгон, занимая лучшую позицию на трассе и попутно не оставляя ее сопернику (очевидно, что для максимально динамичного разгона на выходе из поворота внешняя траектория подходит больше). А другой вылетает с трассы, возвращается на нее и перегораживает траекторию накатывающему на высокой скорости сопернику, попутно отлавливая автомобиль. Общее у них – только то, что оба помешали сопернику. В остальном ситуации слишком разные, чтобы призывать судей выносить одинаковый вердикт. Если мы начнем наказывать пилотов за каждую помеху сопернику, то Ф1 нужно переводить на раллийную схему с одним пилотом на трассе.

Повторюсь: то, что эпизоды разные, ни в коем случае не говорит о том, что судьи были правы, наказав Себа и не наказав Макса. Просто разные эпизоды и рассматривать надо по-разному. То, что они выпали на один календарный месяц, да еще и произошли в тяжелый для Ferrari момент – случайность. Несчастливая случайность, которая заставила некоторых поклонников Скудерии сочинить аж теорию заговора против итальянской команды. И если вы всерьез поверите в какую-то теорию, то будете видеть ее доказательства повсюду. Однако на деле мы имеем два разных вердикта, вынесенных после двух разных гоночных эпизодов.

И да: надо бороться жестко, или сидеть дома.

Источник