Хэмилтона оштрафовали на три позиции, а он потерял две. Как так?!

Хэмилтона оштрафовали на три позиции, а он потерял две. Как так?!

В квалификации Гран-при Австрии Льюис Хэмилтон занял второе место, а затем был оштрафован тремя позициями за блокировку Кими Райкконена в первом сегменте. Таким образом, британец должен стартовать пятым — логично? Хэмилтон и «Мерседес» считают, что логично. А оказывается — нет. Льюис будет стартовать четвёртым — по системе ФИА два плюс три будет равняться четыре.
Объясняем, как это работает.

Разночтения в стартовой позиции Хэмилтона возникли из-за штрафа Кевина Магнуссена — датчанин занял пятое место, но тоже потерял несколько позиций (пять) за замену компонентов машины. Если бы не проблемы датчанина, он благополучно стартовал бы четвёртым, Льюис — пятым, а Ландо Норрис — шестым, как и квалифицировался.

О штрафе Магнуссена было известно ещё до начала квалификации — и журналисты с болельщиками применили этот штраф сразу, публикуя стартовые решётки, в которых Кевин занимает десятое место. Однако позиция в квалификации и стартовая позиции — это разные вещи, а пятое место в квалификации Магнуссен за собой сохранил.

Далее появился штраф Хэмилтону — три позиции. Применяя его буквально, мы получим Льюиса на пятом месте, а эти три потерянные позиции перейдут соответственно Ферстаппену, Боттасу и Норрису. Однако в данном случае штраф применяется к результатам квалификации, а не стартовой решётке. То есть Хэмилтон теряет три позиции — будучи вторым, он пропускает тех, кто был третьим, четвёртым и пятым.
В итоге Макс и Валттери действительно оказываются впереди, а вот получивший штраф Магнуссен воспользоваться возможностью не смог — из-за собственного пенальти. Норрис же, квалифицировавшийся шестым, вообще не имеет права на позиции, потерянные Хэмилтоном, а потому на стартовой решётке остаётся пятым — получив одну позицию за счёт проблем Кевина.

Также множество вопросов вызвал штраф Джорджа Расселла — он тоже получил три позиции за блокировку, но потерял две, пропустив (тоже оштрафованного) Хюлькенберга и Кубицу. Здесь, в отличие от ситуации с Хэмилтоном, сработало другое правило: Сайнс и Албон получили штрафы в виде старта с конца решётки, а потому не могли опередить Расселла за счёт его штрафа.
У Расселла был бы шанс оказаться позади обоих, если бы его суммарный штраф на решётке превысил бы 15 позиций, и он, как и Сайнс с Албоном, отправился бы в самый конец стартового поля.

Это новведение — автоматическая отправка назад при штрафе в 15 позиций и более — появилось, чтобы сделать окончательную расстановку на решётке понятнее для болельщиков, однако пока добиться этого не удалось.
Когда объявили о штрафе Хэмилтона, даже в «Мерседесе» поначалу были уверены, что Льюис стартует пятым — и только после разъяснений дирекции гонки стало ясно, что британец начнёт заезд четвёртым. Что уж говорить о болельщиках и зрителях, которым и в голову не могло прийти, как всё на самом деле устроено.

В последующих гонках штрафов будет ещё больше, поскольку всё больше пилотов подходят к пределу разрешённых компонентов мотора. Логика организаторов понятна — эти пенальти помогают сдерживать расходы, делая невыгодным производство компонентов на одну гонку. Однако результаты применения этой системы должны стать понятнее, чтобы всем было ясно, что и почему происходит на трассе.
Как улучшить систему? Это вопрос к Россу Брауну и Liberty. Последние не так давно обещали «поставить зрителя в центр всего». Пока что выходит так себе.

Источник