«Никаких чувств и никакой разницы». Райкконен – о 300-м Гран-при

«Никаких чувств и никакой разницы». Райкконен – о 300-м Гран-при

Всё-таки Кими Райкконен – совершенно особенная личность в спорте. Через несколько дней он преодолеет удивительный рубеж в 300 проведённых Гран-при в Формуле-1, а на лице – ноль эмоций. Многие спортсмены лукавят, когда говорят о том, что то или иное достижение не имеет для них значения. Но когда об этом говорит Кими, ему веришь на сто процентов. Особенно когда сидишь напротив. Он даже просил команду отменить все праздничные мероприятия по поводу юбилейного Гра-при, ведь, как сказал сам Райкконен, «есть вещи поважнее гонок».

Райкконен может сколько угодно не признавать своё величие, но менее легендарным гонщиком он от этого быть не перестанет. Финский гонщик дал интервью именно в таком стиле, за который его все любят.

— Кими, в Монако вы проведёте 300-й Гран-при в карьере. Это вызывает особые чувства?
— Вообще никаких чувств и никакой разницы. Просто ещё одна гонка в карьере. Как и Барселона две недели назад. 300 – это просто цифра. Конечно, 300-я гонка немного отличается от первой, а потом всё идёт по накатанной. Одинаковое расписание, рутина, меняются только города и страны. В общем, сплошной копипаст весь год.

— Есть ли у команды понимание, что пошло не так в Барселоне и как это решить?
— Думаю, что да. Нам помогли тесты, которые прошли сразу после гонки. При этом я не ожидаю лёгкого уик-энда в Монако. На протяжении многих лет Монте-Карло было лучшим местом для «Заубера», но сейчас я ни в чём не уверен. Надеюсь, что мой опыт поможет команде. Но выводы можно делать только после того, как мы проедем хотя бы десяток кругов. Большая часть асфальта была обновлена, это тоже будет определённым фактором. Хотя вообще это нормально для городских трасс, везде обновляют покрытие, потому что по нему ездят обычные машины круглый год.
— Согласны, что в Монако роль гонщика сильнее, чем на других трассах?
— Как вам сказать…В прошлые годы роль пилота здесь действительно была большой. Но сейчас это уже далеко не то Монако, которое было, когда я начинал карьеру. Тогда с этой трассой шутки были плохи, она была более узкая, а потом её изменили и сделали более традиционным треком. Раньше ты мог добиться успеха вопреки силе болида, сейчас эта разница практически нивелировалась. Особенно изменилась часть у бассейна, которая уже не похожа на частичку трассы старой школы.

— Насколько сильно изменилась Формула-1 с момента, когда вы в ней дебютировали?
— Очевидно, очень сильно. Как и вся наша жизнь, не только спорт. В начале 2000-х стиль жизни был совершенно другим, появилось новых технологий, о которых мы даже не думали.
— Если говорить о наслаждении от удовольствия вождения болида Формулы-1, что-то изменилось?
— Здесь всё просто. Вы наслаждаетесь пилотированием больше, когда машина хороша. Когда болид плохо управляем, удовольствия от такого вождения мало (улыбается). Сам процесс вождения изменился не сильно, если честно. Изменились машины. А я просто стараюсь ехать максимально быстро. Иногда получается, иногда не очень.
— Понятно, что главным достижением вашей карьеры был чемпионский титул в 2007 году. А были ли моменты, которые не очень хочется вспоминать?
— Да нет, опять же иногда просто что-то не получается, но это не повод предаваться унынию. Плохая гонка – это не конец жизни. Есть вещи поважнее Формулы-1, это же просто отдельный результат, чего переживать.
— Какой результат по итогам сезона вас устроит и вы сможете сказать, что год получился успешным?
— У меня нет никакого плана, дело в личных ощущениях. Нет такого, что если я закончу сезон с пятью очками преимущества над тем-то гонщиком, то оценю год как отличный. Цифры не делают меня счастливыми. Прогресс команды делает. И если мы будем продолжать развитие, я буду гордиться тем, чего мы все вместе достигли. Когда гонка заканчивается, жизнь не меняется.

— Есть ли у вас любимый отрезок в карьере или любимый болид, который было особенно приятно пилотировать?
— Нет, как я уже сказал, машины менялись, но стиль пилотирования – нет. Менялись правила, появились всякие примочки вроде DRS, но выбирать какой-то период и, тем более, конкретную машину, не возьмусь. Единственное, могу сказать, что раньше управлять болидом было сложнее, потому что не было бесконечной электроники, которая сильно упрощает жизнь. Раньше можно было накосячить и иметь проблемы, сейчас ошибка не всегда ведёт к проблемам.
— В 2021 году в Формуле-1 ожидается серьёзная смена регламента. Повлияет ли это на ваше решение остаться в гонках?
— Не имею ни малейшего понятия! У меня есть контракт с командой на следующий год, а после этого посмотрим, как пойдут дела. Если буду заинтересован, то продолжу. Но вообще я уверен, что топ-команды останутся топ-командами, что бы ни произошло. Я не верю, что аутсайдеры внезапно станут лидерами, а лидеры – аутсайдерами. Можно сколько угодно пытаться изменить расстановку сил, но в конечном итоге всё может остаться на том же уровне.

— Рубенс Баррикелло является рекордсменом по числу проведённых Гран-при в истории Формулы-1 (326). Вы уже не так далеко. Является ли возможность побить его рекорд дополнительной мотивацией?
— Категорически нет. То, что я могу провести наибольшее число гонок в истории Ф-1, даёт мне ровно ноль эмоций. Я уже сказал, что это просто цифра. Какая разница вообще? Я просил команду никак не отмечать это и отменить все праздничные мероприятия, но пока не пришёл к успеху (смеётся).

— Всё-таки сложно поверить, что оглядываясь назад на столь успешную карьеру, у вас не возникает нормального в такой ситуации чувства гордости. Как же так?
— Может быть, дело в том, что я не чувствую, что это было так долго. Может быть, сыграли роль два года, которые я пропустил. Допускаю, что когда я завершу карьеру, осознание придёт и я уже буду по-другому воспринимать то, чего добился. Но прямо сейчас я не вижу, что тут особенного. Это просто очередная гонка.

Источник