«Эй! Как так вышло, что Ники получает все?» Марко поделился эмоциональными воспоминаниями о Лауде

«Эй! Как так вышло, что Ники получает все?» Марко поделился эмоциональными воспоминаниями о Лауде

На следующее утро после ухода из жизни трехкратного чемпиона Формулы 1 Ники Лауды его старый знакомый, советник Red Bull Хельмут Марко рассказал в телефонном интервью австрийскому телеканалу oe24.TV о том, каким ему запомнился великий австриец:

«Смерть… в этом нет ничего хорошего. Но все же, когда я узнал об этом, я лишь вздохнул. За всю мою карьеру в гонках Ники был моим постоянным компаньоном. Как за рулем, так и в менеджменте. Нас столько связывало, столько событий мы пережили вместе, столько всего веселого… и вот теперь это. Просто тяжело сейчас. Больше никто во всей Формуле 1 не скажет ему при встрече о его личности, о его чувстве юмора, о том, как тотально он был целеустремлен. Не будет второго шанса.

Последний раз мы виделись где-то в ноябре, я навещал его в госпитале в Вене. Честно сказать, я был напуган его видом, но, конечно, не подал виду. Однако он все еще был полон оптимизма, в его голосе все еще было столько силы. И все, казалось, шло хорошо. Для меня это все звучит очень скверно сегодня, я же старше его. Мы часто говорили о смерти, кого она заберет первым и все такое. Тот факт, что его состояние ухудшалось, вообще никак не вяжется с тем, каким человеком был Ники Лауда.

Мы познакомились, если мне не изменяет память, в Финляндии, на этапе Формулы Volkswagen, он туда даже сам приехал за рулем грузовика со своим болидом. Это, кажется, был 1968 год. И уже там сразу стало видно, как он справляется с проблемами. Он показывал такую скорость, что было очевидно: его ждет что-то большее. Потом погиб Йохен Риндт, и мы боролись за то, чтобы занять оставленную им нишу. Так что, мы немного дистанцировались друг от друга, поскольку были соперниками. Но тем не менее, часто вечера мы проводили вместе. Он всегда заказывал традиционный венский шницель с рисом, находил его где угодно. Такая вот была у него однообразная диета.

У меня была лучшая машина, и по результатам я его превосходил. Но потом попал в аварию. Это известная история. У меня намечался контракт с Ferrari, но в итоге это он перебрался из кокпита BRM в красный кокпит. Мы вместе поехали в Модену. Он попросил меня помочь в переговорах с Энцо. Но для меня это был уж слишком. Я подумал: «Эй! Как так вышло, что Ники получает все?» Но потом я проанализировал ситуацию и понял, что могу помочь австрийцу получить место в этой команде. Я же ничего не могу поделать, так пусть будет Ники. С тех пор мы всегда были на связи друг с другом.

Потом Лауда осознал свой потенциал и день и ночь тестировал свою новую машину, сделав ее превосходной. Вот почему у него было техническое преимущество. Он отлично сработался тогда с Мауро Форгьери.

Я помню авиакатастрофу в Тайланде (В 1991 году Boeing 767 принадлежащей Лауде авиакомпании Lauda Air разбился, выполняя рейс из Бангкока в Вену – Прим. Motorsport.com). Как он потом со всей своей въедливостью и неуступчивостью доказывал большой корпорации Boeing, что это была не его вина как авиаперевозчика и не вина пилотов, а проблема с конструкцией самолета.

Я помню, как мы регулярно завтракали вместе во время Гран При. Мы говорили о разных вещах, но главным для нас всегда была привлекательность автоспорта.

Были ли мы настоящими друзьями? Да, я так считаю. И от того сейчас еще больнее. Да, мы знали, что все идет к такому финалу. Но когда это произошло, как бы оно нb было… Не с кем больше поделиться успехами в Гран При, не пожать его руку, не услышать его комментариев, в которых он не стеснялся в эпитетах. Мне будет очень не хватать его.

Он, конечно, был эгоистом. Особенно на момент, когда он встретил [свою последнюю жену] Биргит. А затем он изменился, стал сговорчивее. Раньше он интересовался только собственными планами. Но когда родились близнецы [в 2009 году], он стал настоящим семьянином. Ему не нравилось показывать это на публике, но при всем этом он был хорошим, великодушным человеком. В последние годы эти его качества проявлялись все больше и больше.

И кажется, с его уходом я остался одиноким Мафусаилом [библейский персонаж, прославившийся своим долголетием]…»

Источник