Гран При Азербайджана: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Азербайджана: Пресс-конференция в пятницу

Участники: Клэр Уильямс (Williams), Отмар Сафнауэр (Racing Point), Тото Вольфф (Mercedes), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Сирил Абитебул (Renault)

Вопрос: Клэр, начнем с инцидента в первой тренировке. Как вы оцениваете случившееся, и в каком состоянии машина Джорджа Расселла?
Клэр Уильямс: Я догадывалась, что первый вопрос будет адресован мне! Вряд ли моя реакция кого-то удивит, я крайне огорчена случившимся. Нам объяснили причины, у меня нет оснований полагать, что это была чья-то ошибка, но сам инцидент очень досадный. Похоже, для нашей команды неприятности следуют одна за другой!

Но что случилось, то случилось, теперь нужно восстановить машину. Правда, шасси восстановлению не подлежит, мы задействуем запасное. Днище тоже придется заменить, а еще нужно устранить многочисленные мелкие повреждения. Команда делает всё возможное, чтобы собрать машину вокруг запасного шасси, а у Джорджа для работы с настройками остается только субботняя тренировка.

Вопрос: Сезон складывается для Williams непросто, но вам удалось вернуть в команду Патрика Хеда в качестве консультанта. Как его возвращение сказалось на работе, какие действия планируется предпринять, чтобы переломить череду неудач?
Клэр Уильямс: Перед этим уик-эндом у меня было ощущение, что в конце туннеля для нас, наконец, забрезжил свет, но сегодня случился этот досадный инцидент. Впрочем, я не слишком обеспокоена, таков спорт.

Возвращение Патрика – замечательное событие для Williams. Сейчас он курирует работу наших инженеров, стараясь удостовериться в том, что мы ничего не упускаем. Этот год начался для нас не лучшим образом, мы не успели подготовить машину к первому дню тестов и с тех пор пытаемся отыграть отставание. У нас есть все необходимые качества, присущие гоночной команде, а в ближайшее время мы рассчитываем представить все те доработки, которые долго готовили – поставленные задачи отдел производства выполнил, так что повод для оптимизма всё же есть.

В Китае мы продемонстрировали определенный прогресс, но по-прежнему уступаем очень много даже тем, кто занимает предпоследнюю строчку в Кубке конструкторов. На базе идёт напряженная работа, и если кто-то думает, что мы надеемся на чудо, это вовсе не так – мы прилагаем максимум усилий, чтобы вернуться на желаемые позиции, и Патрик Хед играет в этом важную роль.

Вопрос: Отмар, Racing Point удалось заработать очки во всех трех прошедших гонках. В предыдущие годы в Баку ваша команда выглядела очень уверенно, на какой результат вы рассчитываете?
Отмар Сафнауэр: Мы надеемся оказаться более конкурентоспособными, чем в первых трех гонках. Нам удалось финишировать в призовой десятке в Австралии, Бахрейне и Китае – это здорово, но хотелось бы продолжить успешную серию и заработать ещё больше очков.

Вопрос: Борьба в середине пелотона очень плотная, насколько сложно оказаться во главе этой группы команд?
Отмар Сафнауэр: Да, в этом сезоне конкуренция острее, чем в предыдущих, и чтобы выйти победителем, нужно абсолютно всё сделать верно. Отрывы меньше, следовательно, пит-стопы должны проходить без единой заминки, а гонщики должны безупречно проводить квалификацию и гонку. При столь плотной борьбе даже самые небольшие детали начинают значить намного больше.

Вопрос: В этом году финансовые возможности команды существенно больше. Как обстоят дела с доработками?
Отмар Сафнауэр: Доработки – тоже важный фактор. В этом году сменился технический регламент, и нас ждет своеобразная гонка модификаций. Тот факт, что у команды есть финансирование, с которым она может дорабатывать машину настолько быстро, насколько позволяют производственные процессы, работает в нашу пользу – нам не придется иметь дело с ситуацией, когда из-за нехватки средств нет возможности приобрести необходимые компоненты. Но главная сложность в том, чтобы готовить такие доработки, которые обеспечивают прирост скорости – на это сейчас направлены все наши усилия.

Вопрос: Кристиан, к этому этапу в Honda подготовили обновленную версию силовой установки – насколько вы довольны её надежностью и мощностью, и насколько этот прогресс добавляет оптимизма по поводу дальнейших спецификаций?
Кристиан Хорнер: На тестах и во всех предыдущих гонках силовые установки Honda у нас работали безупречно. Доработки стали ответом на проблемы у Toro Rosso, притом у нас самих теперь появилась возможность эксплуатировать силовую установку в более агрессивном режиме. Усилия, прилагаемые специалистами Honda, и качество результатов этих усилий по-настоящему впечатляют!

Кристиан Хорнер

Вопрос: В предыдущем сезоне Red Bull Racing удалось выиграть четыре гонки. Насколько вы уверены в том, что в нынешнем сезоне сумеете пополнить список побед?
Кристиан Хорнер: Всегда сложно говорить о каком-то конкретном числе побед. Цель – приблизиться к тем, кто на данный момент остается ориентиром для всех – то есть, к Mercedes. Думаю, у нас постепенно это получается.

В прошлом году мы несколько раз весьма удачно использовали свои шансы. Команда прилагает максимум усилий, чтобы доработать шасси, силовая установка тоже постоянно обновляется. Впереди длинный сезон, мы провели всего три этапа и начинаем четвертый – надеюсь, у нас получится стабильно сокращать отставание от Mercedes и Ferrari.

Вопрос: Для Пьера Гасли этот сезон начался непросто, но, похоже, с каждым этапом ваш гонщик более комфортно чувствует себя в кокпите. В чем ему приходится особенно непросто, и как команда может помочь ему преодолеть трудности?
Кристиан Хорнер: Две аварии по ходу предсезонных тестов сказались на уверенности Пьера, но с каждой гонкой он становился сильнее, а быстрейший круг под занавес гонки в Китае явно добавил ему веры в себя. Чем больше он работает с машиной, тем лучше, а поскольку впереди нас ждут трассы, с которыми Пьер знаком лучше, мы наверняка увидим существенный прогресс с его стороны.

Вопрос: Сирил, перед началом сезона в Renault были настроены оптимистично, но первые три гонки оказались для команды весьма непростыми. Какова ваша оценка?
Сирил Абитебул: Определенно, это не тот старт сезона, на который мы рассчитывали, но крайне важно оставаться в стороне от эмоциональных оценок. Да, борьба невероятно плотная, но мы уже занимаем четвертое место в Кубке конструкторов при двух финишах из шести возможных, и если всего двух финишей достаточно для такого результата, это по-своему воодушевляет.

В прошлом году нам стоило немалых усилий удержать четвертое место, так что нынешняя ситуация говорит о прогрессе команды. Впрочем, прогресс никогда не бывает достаточным, и первым делом мы должны исправить ситуацию с надежностью собственных моторов.

Зимой мы много говорили об ожидаемом приросте в мощности, эту задачу удалось выполнить, но в погоне за чуть лучшими характеристиками нам пришлось ускорить многие процессы внутри команды. Получается своеобразная ловушка: вы действуете в условиях сжатых сроков и ограниченных ресурсов, притом при любой возможности мы ставили приоритетом работу над скоростью. Сейчас мы за это расплачиваемся, но я надеюсь, что это кратковременные трудности во имя долгосрочного преимущества. Я очень доволен темпом доработки шасси, он явно выше, чем в предыдущие годы, наша команда постепенно начинает раскрывать свой потенциал.

Сирил Абитебул

Вопрос: Даниэль Риккардо неудачно выступил в Австралии и Бахрейне, но в Китае, наконец, заработал очки. Вас обрадовал его результат?
Сирил Абитебул: Всегда приятно заработать первые очки по ходу сезона, и чем раньше это происходит, тем лучше. Но гораздо важнее то, что сейчас Даниэль в большей степени уверен в машине.

В Мельбурне мы, наконец, сумели понять, чего он ждет от машины, и внедрили в первоочередном порядке именно те доработки, которые непосредственно влияют на пилотаж, чтобы Риккардо чувствовал себя увереннее. Это не тот уровень конкурентоспособности, к которому мы стремимся, но с ним Даниэль по крайней мере может атаковать. Хочется верить, дальнейшие модификации обеспечат более высокие результаты.

Вопрос: Тото, насколько вы довольны результатами трех первых гонок, и насколько они добавили команде уверенности?
Тото Вольфф: Старт сезона получился для нас великолепным. У команды были непростые предсезонные тесты, лишь в последние два дня мы начали понимать, какие настройки лучше подходят машине, так что успех в Мельбурне стал приятным сюрпризом. Правда, в преимуществе пришлось усомниться уже во второй гонке, где Шарль Леклер и Ferrari были явно быстрее. Всем очевидно, что мы не победили бы в Бахрейне, если бы не проблемы с надежностью у соперников, но надежность – один из факторов успеха.

В Китае мы снова были очень конкурентоспособны, что приятно, но позади всего три гонки из двадцати одной, и даже с таким удачным началом сезона мы не можем позволить себе быть излишне самоуверенными.

Вопрос: Льюис Хэмилтон в доминирующем стиле победил в Китае. Насколько вас впечатляют его результаты в нынешнем сезоне и то, как он постоянно мотивирует себя на новые достижения?
Тото Вольфф: Всегда потрясающе наблюдать спортсмена, который уже добился немалых успехов, стал примером для многих, но по-прежнему способен начать очередной сезон полным сил и с невероятной мотивацией. Льюис сейчас в отличной форме, он стремится выступать на высочайшем уровне, и это хорошо и для него и для нашей команды.

Гран При Азербайджана: Пресс-конференция в пятницу

Вопрос: (Скотт Митчелл) Клэр, мы понимаем, что вас сейчас больше беспокоят проблемы, требующие скорейшего решения, но на минувшей неделе появилась информация, что российский бизнесмен Дмитрий Мазепин заинтересован в инвестициях в Williams. Не могли бы вы пояснить, идет ли речь о продаже команды?
Клэр Уильямс: Я в курсе этих историй, но я не встречалась с Дмитрием Мазепиным и не обсуждала с ним подобные темы. У нас была короткая беседа в середине прошлого года, но после этого не было никаких переговоров.

Я хочу категорично заявить: Williams не продаётся. У меня нет намерений выставить команду на продажу. Понятно, что в трудный период, который мы переживаем, когда коллектив выступает неважно, такие слухи будут неизбежно появляться, но наш бизнес продолжается. К тому же, невыгодно продавать команду, если её результаты оставляют желать лучшего – об этом можно думать только тогда, когда она стабильно успешна. Williams выступает в Формуле 1 на протяжении нескольких десятилетий, и мы никогда не планировали продавать команду.

Эта команда – дело всей моей семьи, иного у нас попросту нет. Я не хочу продавать её, но хочу доказать всем, что мы способны добиваться результатов, ради которых выступаем в Формуле 1 – я говорю о подиумах и победах. Да, успех придет не сразу, моему отцу потребовалось на это более десяти лет. Уверена, нам предстоит пережить немало непростых и подчас досадных ситуаций вроде той, что случилась сегодня в первой тренировке, но главное – не опускать руки, даже если приходится по-настоящему тяжело. Для меня это своеобразная проверка на прочность. Все в Williams уверены в том, что команде по силам добиться успеха, и даже если сейчас нам трудно, мы не намерены отступать.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Клэр, прошу извинить очередной непростой вопрос. Недавно появились сведения о разнице в зарплатах мужчин и женщин в командах Формулы 1, и в этой статистике Williams выглядит не лучшим образом, что при единственной в чемпионате женщине-руководителе может показаться странным. Что вы на это скажете?
Клэр Уильямс: Да, в этой статистике мы тоже оказались позади соперников, но, как мне кажется, сам порядок сбора сведений о зарплатах может привести к не вполне корректным выводам. По мне более правильным показателем, по которому можно судить о равенстве полов, является количество сотрудниц. Год от года в Williams работает всё больше женщин, причем не только в подразделениях, где их традиционно было больше, чем мужчин – скажем, в административном отделе или в отделе маркетинга. Теперь их чаще можно встретить в подразделениях, отвечающих за аэродинамику, шасси или производственный цикл.

Всё зависит от того, как компания помогает женщинам себя проявить. Четыре месяца назад мы запустили внутрикорпоративную сеть для женщин – похоже, в других командах ничего подобного нет. Важно не только нанимать больше сотрудниц, но также помогать им развиваться. А еще в вопросе равенства имеет значение то, насколько доходы женщин в коллективе сопоставимы с доходами мужчин. Пару лет назад, получив похожий отчет, мы всерьез озадачились этой проблемой и приложили немало усилий, чтобы в Williams мужчины и женщины, выполняющие одинаковую работу, получали равное вознаграждение. У меня нет никаких оснований сомневаться в том, что в Williams абсолютно равное отношение к сотрудникам и сотрудницам.

Вопрос: Вопрос для Тото и Кристиана. Тото, после Гран При Китая вы сказали, что Ferrari будет сложно контролировать ситуацию между Себастьяном Феттелем и Шарлем Леклером. Можно ли сказать, что вашим командам выгодно внутреннее соперничество в Ferrari? Насколько сложно вам, руководителям, держать гонщиков под контролем и объяснять им подчас непростые решения команды?
Тото Вольфф: Меня часто спрашивают о ситуации в Ferrari, но, как мне кажется, мы не вправе со стороны комментировать происходящее в другой команде. Могу лишь сказать, что нам в Mercedes иногда было непросто контролировать Нико Росберга и Льюиса Хэмилтона, ничуть не легче порой приходится с Льюисом и Валттери – каждый из них стремится выигрывать гонки и титулы, в такой ситуации возможен конфликт интересов, и его нужно обсуждать.

С одной стороны, команда получает преимущество, если её гонщики подгоняют друг друга и выжимают из машины больше скорости. С другой – держать под контролем сильные характеры всегда сложно, будь то гонщики, инженеры или руководители подразделений.

Кристиан Хорнер: У каждой команды свой подход. Конечно, работать намного проще, если есть четкое деление на первый и второй номера, но у нас в Red Bull Racing так не принято, мы позволяем парням соперничать друг с другом. Да, иногда последствия могут огорчить, как было год назад здесь, в Баку, но мы всегда придерживались простого принципа: предоставить гонщикам равные возможности и позволить им самим разобраться, кто быстрейший.

Можно сказать, что в 90% случаев этот принцип срабатывал успешно. За три года, что Даниэль Риккардо и Макс Ферстаппен вместе провели в Red Bull Racing, между ними было всего два инцидента, а если учесть, что они в 90% гонок стартовали с соседних позиций, такая статистика выглядит весьма неплохо. Каждая команда сама выбирает, как ей работать, правильных и неправильных рецептов здесь нет.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Сирил, Кристиан, возможно, ваши ответы лягут в основу сюжета очередного эпизода сериала Netflix! Недавно я слушал диалог Натали Пинкхэм и Эдриана Ньюи, в котором Эдриан признал, что критика в адрес Renault со стороны Red Bull Racing преследовала одну из двух целей – либо заставить компанию инвестировать больше средств в разработку силовых установок, либо побудить их расторгнуть контракт. Кристиан, не хотите рассказать об этом подробнее? Сирил, хотелось бы услышать и ваше мнение...
Кристиан Хорнер: Я с интересом прочитал комментарии Эдриана по поводу той беседы. Как мне кажется, речь шла о событиях 2015 года, когда в Париже на встрече с главой концерна Renault Карлосом Гоном мы озвучили ему свои опасения насчет силовых установок.

В том сезоне новая силовая установка Renault оказалась хуже прошлогодней, и наше разочарование достигло той точки, когда мы решили: «Если открыто выразить своё недовольство, возможно, это вызовет нужную реакцию». Нет, не вызвало. Сирил, кажется, ты в тот момент еще не участвовал в делах Renault в Формуле 1?

Сирил Абитебул: Нет, я еще не успел приступить к обязанностям – не знаю, хорошо это или плохо.

Кристиан Хорнер: Сирил вернулся уже тогда, когда отношениям между Red Bull Racing и Renault был нанесен непоправимый ущерб. Мы использовали все доступные способы повысить конкурентоспособность и надеялись, что в Renault не станут более мириться с тем, что их силовым установках не хватает ни мощности, ни надежности. К сожалению, наше сотрудничество не сработало.

Сирил Абитебул: Что я могу на это сказать? Сотрудничество складывалось неплохо, но в конечном итоге не сработало, однако за умение вести переговоры Кристиан и Red Bull Racing заслуживают самых высоких оценок.

Коммуникации – важная составляющая мира Формулы 1, и Red Bull Racing – не первая и не последняя команда, которая старается влиять на положение дел всеми доступными способами. В четверг я прочитал, что Макс Ферстаппен рад замене мотора, если это обеспечит ему чуть лучшие шансы в целом на сезон – потрясающе!

Вынужден согласиться с Кристианом в том, что в 2014-м и 2015-м силовая установка Renault не дотягивала до требуемого уровня, но если говорить о сотрудничестве в целом, не стоит забывать о позитивных моментах. С нами Red Bull Racing четыре года подряд доминировала в чемпионате, мы помогали им в финансовых, технологических, кадровых вопросах – своим нынешним статусом команда во многом обязана Renault. Спасибо, что дали мне возможность сказать об этом!

К сожалению, после нескольких славных сезонов мы не лучшим образом подготовились к смене регламента на силовые установки в 2014 году. Остальное уже история, посмотрим, что ждет нас в будущем.

Вопрос: (Жюльен Биллотт) Как обстоят дела в согласование правил на 2021 год и далее? С момента встречи участников чемпионата с Liberty Media у нас нет никаких новостей. Насколько вы довольны тем, как продвигается процесс?
Отмар Сафнауэр: С каждой встречей мы лучше понимаем, какими должны быть новые правила. Кажется, они должны быть опубликованы до конца июня – думаю, мы близки к этой цели. В FIA запросили мнение команд по ряду пунктов, мы предоставили свои комментарии – остались отдельные вопросы насчет того, следует ли поставлять конкретные компоненты. Как только в этих вопросах станет больше ясности, мы окажемся еще на шаг ближе к итоговой версии правил, но до конца июня регламент в любом случае должен быть опубликован.

Вопрос: Кристиан?
Кристиан Хорнер: Похоже, позиции команд по разным вопросам постепенно сближаются. Есть несколько непростых моментов, но по большинству направлений мнения и оценки совпадают. Надеюсь, в ближайшие два месяца мы придем к нужному результату.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: Как заметил Кристиан, ситуацию не назовешь простой. Мы обсуждаем ключевые темы: распределение призовых, ограничение бюджета, технический и спортивный регламент – этот процесс продвигается очень медленно. Конечно, нам хотелось бы как можно раньше поставить в нём точку, на это сейчас направлены усилия всех заинтересованных сторон – FIA, FOM и команд.

Вопрос: Сирил?
Сирил Абитебул: Практически нечего добавить. Конец июня – крайний срок для того, чтобы автопроизводители, владельцы чемпионата и сами команды, наконец, определились с тем, какое будущее ждет Формулу 1, и начали соответствующим образом выстраивать свои планы.

Вопрос: Клэр?
Клэр Уильямс: Нас вполне устроили те предложения, что озвучили представители FIA и FOM несколько недель назад. Да, отдельные моменты всё еще обсуждаются, но мы, безусловно, будем рады подписать итоговую версию правил.

Вопрос: (Дитер Ренкен) В продолжение моего вопроса к Клэр по поводу соотношения зарплат мужчин и женщин – хотелось бы узнать, как обстоят дела в остальных четырех командах. И еще: Кристиан, вы прокомментировали недавние слова Эдриана Ньюи – не могли бы прокомментировать слова Хельмута Марко о том, что женщина-гонщик вряд ли справится с физическими нагрузками в Формуле 1?
Сирил Абитебул: Клэр очень хорошо описала общую ситуацию. Мы живем в мире всевозможных индикаторов и показателей, но в Формуле 1 эти показатели чаще качественные, чем количественные, и в этом случае возможности статистики крайне ограничены. Впрочем, главное, чтобы на одинаковых должностных позициях доход мужчин и женщин был равным, именно с этим иногда возникают сложности. Мы в Renault уделяем большое внимание кадровым вопросам, и даже в управляющем комитете компании соотношение мужчин и женщин примерно 50:50. Вопрос про слова Хельмута Марко я оставлю Кристиану.

Вопрос: Тото, какова ситуация в Mercedes?
Тото Вольфф: В совете директоров концерна Daimler женщин больше, чем мужчин, притом глава департамента продаж Бритта Зигер и вице-президент по маркетингу Беттина Фетцер были одними из тех, кто горячо поддерживал идею создания заводской команды в Формуле Е, а еще они обе уделяют немало внимания и Формуле 1. К слову, тенденция с активным участием женщин в делах коллектива проявляется и внутри нашей команды.

Мне радостно наблюдать, что в младших гоночных сериях гонщиц стало заметно больше, чем в предыдущие годы, и что девушки чаще выбирают для себя профессию инженера или механика. Как вы знаете, моя супруга – один из инициаторов программы «Смелость отличаться». При поддержке FIA она помогает женщинам пробиться в мир автоспорта, и я одним из первых смог убедиться, насколько перспективным может быть это направление. Уверен, доля женщин в Формуле 1 будет только расти, и это хорошо.

Вопрос: Отмар?
Отмар Сафнауэр: В нашей команде никогда не делили людей по половому признаку, для нас важнее способность специалиста выполнять свою работу. У нас есть несколько отделов, в которых работают и мужчины, и женщины, но руководят этими отделами женщины, поскольку они просто лучше справляются с такой задачей. И если дальше развивать мысль, разница в оплате труда сотрудников и сотрудниц должна быть сведена к нулю, это было бы справедливым.

К слову, в моей семье больше женщин, чем мужчин. Будучи руководителем, ты должен относиться к сотрудницам так, как хотел бы, чтобы другой руководитель относился к твоей дочери. Если следовать этому простому принципу, всё будет хорошо.

Вопрос: Кристиан, что скажете о ситуации с равенством в Red Bull Racing и о словах Хельмута Марко?
Кристиан Хорнер: Думаю, всем очевидно, что Клэр следует платить самой себе намного больше, чем она получает сейчас!

Что касается Red Bull Racing, для нас не важно, кто выполняет функцию – мужчина или женщина, труд будет оплачен одинаково. В штате наших инженеров и конструкторов становится всё больше женщин, одним из ключевых стратегов команды долгое время была девушка – сейчас она в декретном отпуске. Что касается слов Хельмута Марко, думаю, они сказаны не для записи или неточно процитированы. В компании Red Bull были бы рады видеть в автоспорте больше гонщиц, а если бы одна из них смогла дебютировать в нашем чемпионате и оказалась бы вполне конкурентоспособной, обрадовались бы вдвойне.

Думаю, Марко хотел сказать, что в данный момент среди действующих гонщиц просто нет той, что смогла бы успешно выступать в Формуле 1. Потому нужно, чтобы как можно больше девочек приходило в картинг и младшие гоночные серии, тогда и шансы со временем увидеть одну из них в Формуле 1 будут гораздо выше. Да, сейчас для женщин сделали отдельную категорию – Формулу W, но куда им двигаться далее? В Red Bull хотели бы, чтобы гонщицы были представлены в разных гоночных сериях, но для этого нужно, чтобы автоспорт был доступен для них с самых младших категорий.

Вопрос: (Ребекка Кланси) Клэр, есть ли понимание, в какую сумму обойдется восстановление машины Джорджа Расселла? Рассчитываете ли вы получить компенсацию, как в своё время получили её в Haas, когда в 2017 году в Малайзии Роман Грожан разбил машину, наехав на дренажный люк?
Клэр Уильямс: Мы знаем, какие повреждения получила машина, но о точной стоимости восстановления говорить пока рано. Конечно, мы всё тщательно подсчитаем, после чего обсудим с FIA вопрос компенсации.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Тото, Сирил, в прошлом году вы оба говорили о том, что, возможно, имеет смысл проводить меньше гонок, чтобы каждая из них была более эксклюзивной, а промоутеры платили больше денег за право организовать у себя этап чемпионата. Эта идея получила развитие?
Тото Вольфф: В этом вопросе важен баланс. С одной стороны, Формула 1 – очень привлекательный, гламурный вид спорта, и чем меньше этапов, тем выше эксклюзивность. С другой стороны, мы все хотим получать от неё больше доходов, и самый очевидный способ это сделать – проводить больше Гран При. В FOM прекрасно понимают: если добавлять в расписание новые этапы, они должны быть по-настоящему интересными, открывать для участников новые рынки и так далее. Как мне кажется, нынешнего состава гонок вполне достаточно.

Вопрос: Сирил?
Сирил Абитебул: Думаю, в современном мире, где разные виды спорта способны предложить весьма интересный контент, Формуле 1 пока удается сохранять оптимальный баланс между количеством этапов и их качеством, эксклюзивностью. Чемпионат должен оставаться уникальным, не похожим ни на что другое зрелищем, это должно быть приоритетом в работе с разными средствами информации. В существующей бизнес-модели единственный способ повысить доходы – проводить больше гонок, но если нам нужны какие-то перемены в финансовом плане, начинать следует с бизнес-модели, чтобы не приходилось постоянно думать о новых этапах как об источнике средств.

Мы могли бы, например, снизить стоимость участия в чемпионате за счёт того же лимита на расходы. Возможно, если не к 2021-му году, то чуть позднее у нас всё же получится прийти к существенно меньшей сумме необходимых затрат, чтобы участники перестали быть заложниками постоянного поиска доходов и смогли, наконец, больше времени уделять стратегическим вопросам спорта.

Вопрос: Клэр, как эта ситуация воспринимается со стороны независимой команды?
Клэр Уильямс: Я согласна с Тото и Сирилом, что здесь важен определенный баланс, и что в целях большей эксклюзивности нам, возможно, имеет смысл проводить меньше гонок. Если мы просто добавим в расписание 4-5 этапов, но по каким-то причинам не получим необходимый доход, дополнительный прессинг будет сложно оправдать. Мы уже сейчас проводим 21 Гран При в год плюс тесты, наши сотрудники подолгу находятся вдали от дома. Хорошо, если у вас есть возможность организовать дублирующий состав, но для независимой команды это может стать непосильной нагрузкой. Дело не только в персонале, придется готовить больше запчастей – всё это нужно принимать в расчёт.

Вопрос: Кристиан?
Кристиан Хорнер: Согласен со сказанным. Следует понимать, что для нас гоночный уик-энд длится всего несколько дней, однако парням в боксах приходится работать всю неделю напролет, и при таком графике 21 этап – это уже на грани возможного. Если мы хотим больше гонок, нужно пересмотреть сам формат уик-энда, понять, нужно ли проводить тесты в том объеме, что сейчас, прикинуть, как всё это вписывается в лимит на расходы и ответить на вопрос – повысится ли в результате качество зрелища, что мы предлагаем?

В книге может быть сколько угодно глав, если каждая последующая интереснее предыдущей, но чего точно не хочется любому читателю, так это чувства насыщения самим произведением. Потому важен баланс между количеством этапов и форматом уик-энда.

Вопрос: Отмар, ваша команда увеличивает штат сотрудников, обустраивает новую базу – как всё это сказывается на повседневной работе?
Отмар Сафнауэр: Да, мы набираем в штат всё больше специалистов, но не такими быстрыми темпами, как хотелось бы. Вместе с тем мы должны сделать всё, чтобы изменения в инфраструктуре – найм персонала, подготовка новой базы – не сказались негативным образом на конкурентоспособности команды в завершающей фазе сезона. Добиться баланса непросто, но мы прилагаем максимум усилий, чтобы всё сделать верно.

Перевод: Валерий Карташев

Источник