В Формуле 1 появился бренд Alpine. Что это за марка и почему выбрали именно ее

В Формуле 1 появился бренд Alpine. Что это за марка и почему выбрали именно ее

Этот материал был впервые опубликован несколько месяцев назад, после появления новостей о скором переименовании команды. Публикуем его повторно в связи с недавно состоявшейся презентацией коллектива.

Одна из главных новостей межсезонья в Формуле 1 – переименование команды Renault в Alpine. Новое имя коллектива не очень много говорит российским поклонникам автоспорта и почти ничего – простым российским автомобилистам.

Почему же так произошло? Мы мало знаем об истории гонок – или французская компания перебирает с креативом, пытаясь сделать культовым никому особо не интересный бренд?

Под этой маркой Renault в настоящий момент выпускает дорожные спорткары. Точнее, один-единственный спорткар по имени А110.

Среднемоторная машина с турбированным двигателем была представлена в позапрошлом году и тепло принята автомобильной прессой. В престижном конкурсе «Европейский автомобиль года» A110 сражался за первое место с модным электромобилем Jaguar I-Pace, набрал одинаковое с британцем количество баллов и уступил только по дополнительным показателям.

Планируется, что в дальнейшем линейка спорткаров Alpine будет прирастать новыми моделями. Проблема только в том, что в нынешней непростой экономической ситуации проект Alpine является главной черной дырой концерна в плане финансов. В начале лета даже появились слухи, что руководство Renault выбирает между закрытием бренда или переводом его на выпуск спортивных версий своих электромобилей.

В итоге выбрали третий, самый амбициозный вариант. Французы планируют объединить под брендом Alpine все свои проекты, связанные с быстрой ездой. То есть марка должна стать для Renault тем же, чем стала AMG для Mercedes (напомним, полное название чемпионской команды Ф1 – Mercedes AMG Petronas Motorsport).

...летом 1906 года на дорогах общего пользования к востоку от города Ле-Ман Французский автоклуб провел гонку, которую принято считать самым первым Гран При в истории человечества. Победителем стал французский автогонщик венгерского происхождения Ференц Сис, выступавший на заводском Renault. Одним из тех, кто помог Сису одержать победу, стал молодой механик команды Эмиль Ределе.

Будучи большим поклонником автомобилей вообще и автоспорта в частности, Ределе близко познакомился с самим Луи Рено, отцом и основателем знаменитой марки. А Рено лично попросил Ределе помочь ему с продажами автомобилей и открыть дилерский центр в нормандском городке Дьепе.

Старший сын Эмиля, Жан Ределе, тоже неровно дышал к быстрой езде и, восстанавливая отцовский бизнес после Второй мировой войны, решил рекламировать семейную компанию с помощью участия в гонках. В распоряжении француза была новая малолитражка Renault 4CV, энтузиазм и инженерный талант. На модернизированной машине Ределе в начале 50-х выиграл в своем классе легендарную гонку «Милле Милья», а также ряд соревнований, проходивших на горных серпантинах в Альпах.

А в 1955 году Жан Ределе основал собственную автомобильную марку. И в честь своих гоночных побед назвал ее Alpine – что в переводе с английского означает «альпиец», то есть житель Альп. В течение следующих сорока следующих лет под этим брендом выпускались дорожные спорткары – причем связь с Renault не прерывалась. На машины ставились агрегаты французской марки, а в начале 70-х концерн попросту купил Alpine и сделал ее одним из своих подразделений.

Ределе в свое время сделал ставку на компактные спорткары, которые благодаря низкой массе могли обходиться сравнительно слабыми моторами. К примеру, самая знаменитая машина в истории марки – она тоже называлась А110 – весила чуть больше 600 килограммов (сейчас компактный спорткар Toyota GT-86 весит вдвое больше). А вот боссы Renault захотели видеть Alpine мощными и дорогими, эдакими французскими Porsche – а то и Ferrari.

Но конкуренции в этом сегменте французы не выдержали. Быстро стать культовой у марки не получилось, а соревноваться с BMW и Mercedes, которые стали предлагать за разумные деньги все более быстрые машины, ресурсов не было. И в 1995 году производство автомобилей под маркой Alpine было остановлено больше чем на двадцать лет.

Впрочем, построенный в свое время завод в Дьепе работу не прекратил: там собирались заряженные версии серийных Renault. Многие из которых (Clio RS или Megane RS) снискали любовь у поклонников недорогих спортивных машин.

Не без этого. На базе упоминавшегося выше А110 был построен автомобиль для выступлений в ралли – и эти выступления стали весьма успешными. В 1971 году гонщики на A110 финишировали на первом, втором и четвертом местах в Ралли Монте Карло, а в 1973 именно Alpine-Renault стала победителем первого в истории чемпионата мира по ралли (тогда он разыгрывался только в командном зачете). При этом гонщики на Alpine заработали больше очков, чем пилоты Ford, Lancia, Porsche, Audi, Peugeot и Mitsubishi (знакомые фанатам ралли бренды, не так ли?) вместе взятые.

Кстати, по слухам, именно глядя на компактные и легкие французские купе, инженеры компании Lancia задумали создать машину, позже ставшую настоящей раллийной легендой – спорткар Stratos, который позаимствовал у A110 и концепцию легкого кузова, и среднемоторную компановку. Вот только на итальянской машине стоял двигатель, разработанный Ferrari. И в итоге Stratos принес Lancia три победы в чемпионатах мира.

Позже руководством Renault была поставлена новая задача – победить в «24 часах Ле-Мана». История проекта развивалась по традиционной для этой дисциплины траектории. Достойный бюжет позволил построить весьма быструю машину, которая выиграла первую же свою гонку – 1000-километровый заезд в Муджелло. Но на более длинных дистанциях надежность оставляла желать лучшего, и первые два «Ле-Мана» запомнились главным образом обидными сходами.

Гонщикам же больше всего запомнилась версия машины, где открытый кокпит был накрыт прозрачным колпаком из акрилового стекла. С точки зрения аэродинамики такая конфигурация была более выгодной – но колпак сделали столь компактным, что пилоты чувствовали себя запертыми в прозрачном гробу. Вдобавок без естественной «продувки» жар от мотора превращал кокпит в пекло. В итоге от «пузыря» быстро отказались – но езда на Alpine-Renault по-прежнему была не сахар. Когда в 1978 году французы с третьего раза все-таки выиграли «Ле-Ман» (на четыре круга опередив соперников на Porsche), заканчивавший гонку Дидье Пирони ехал к финишу из последних сил и даже не смог подняться на подиум.

В последние годы Alpine светится в гонках на выносливость – но является не более чем титульным спонсором французской команды Signatech, выступающей в классе LMP2.

Знакомство с гоночной программой Renault сорокалетней давности заставляет смахнуть ностальгическую слезу: тогда французы одновременно строили автомобили для Ле-Мана и болиды Формулы 1. И кстати, самый первый прототип автомобиля Ф1, созданный в рамках подготовки к дебюту в чемпионате мира, назывался Alpine A500.

Дело в том «альпийская» компания в 70-е годы занималась созданием машин для младших формул – поэтому, когда Renault решила прийти в Ф1, пригодились и специалисты, и производственные мощности Alpine. Впрочем, в итоге нужные люди и станки переехали в новое подразделение Renault Sport, а Alpine сосредоточилась исключительно на дорожных машинах.

Единственное, что можно предсказать с уверенностью – будет много помпы и суеты. Гоночные машины перекрасят в новые цвета (фирменной комбинацией Alpine было сочетание белого, голубого и красного), шоу-рум Renault на Елисейских полях перестроят в новом фирменном стиле, на заводе тиражом в 20 экземпляров соберут спецверсию Alpine A110 Alonso Edition с эксклюзивными шильдиками...

А вот что будет дальше в более глобальном смысле – в случае с компанией Renault загадывать сложно. Топ-менеджмент французов печально известен свомии перепадами настроения – и тот же генеральный директор Лука ди Мео, сейчас с восторгом говорящий о Формуле 1, через год-другой запросто может свернуть проект.

Опять же, Alpine не стоит ровнять с упомянутой выше AMG. Сейчас линейка AMG состоит из доброй дюжины автомобилей – и если воспринимать Ф1 как рекламную площадку, победы Хэмилтона помогают продавать и хэтчбеки А-класса, и дорогущие суперкары.

А что будет рекламировать французская команда после смены имени – одну-единственную модель, покупку которой всерьез может рассматривать только узкая группа ценителей? А если эта рекламная кампания все-таки окажется успешной и на А110 вдруг возникнет ураганный спрос – это тоже станет проблемой, ведь у Renault нет возможностей выпускать свой спорткар в огромном количестве...

Что же касается появления у единственного спорткара Alpine сестер и братьев, то на фоне всеобщей озабоченности экономичностью и экологичностью это направление развития кажется не самым перспективным. В последнее время спорткары чаще приходится скорее хоронить, чем запускать в производство.

Одним словом, пока история с Alpine выглядит выполненной от безысходности перестановкой слагаемых, которая разнообразия ради сопровождается перекраской. И как бы вся эта история не оказалась символичной. Одна Alpine стала первой машиной, которую Renault построила для Ф1 – не окажется ли другая Alpine последней?

Источник