Крик души: Спасите Williams. Это важнее моторов, регламента и Mercedes

Крик души: Спасите Williams. Это важнее моторов, регламента и Mercedes

Гран При Австралии-2002, Хуан Пабло Монтойя отчаянно пытается отбить атаки Михаэля Шумахера в борьбе за лидерство, делает все возможное, но все же проигрывает – с этого началась моя любовь к Формуле 1 (олдфаги могут скептически ухмыльнуться) и Williams. Маленькая, но гордая бело-голубая команда отчаянно пыталась пошатнуть гегемонию Ferrari, а в бой ее вели отчаянный колумбиец, проводящий в чемпионате второй сезон, и младший брат самого доминатора – Ральф Шумахер.

Грустно признавать, но я ни разу не видел победы Williams в чемпионате. Более того, за 15 лет с ухода Монтойи пилот на бело-голубой машине лишь раз первым пересек финишную ленту – и за тот триумф в Барселоне я готов все простить Пастору Мальдонадо.

Но при всем том – команда жила. Ник Хайдфельд, Алекс Вурц, Марк Уэббер, Нико Росберг – эти парни завозили Williams на подиум. А еще были два сезона Валттери Боттаса и Фелипе Массы на заре гибридной эры, когда казалось: вот-вот и грянет новая победа. В Абу-Даби-2014 Массе не хватило пары секунд, одного-двух кругов, чтобы догнать и опередить Хэмилтона. А следующие пять лет Williams только отставала.

Да, были случайные проблески, вроде подиума Лэнса Стролла в Баку. Но команда, которая еще в 2015 году входила в тройку лучших, в 2018-м упала на самое дно, а теперь и пробила его.

Williams – уникальная по-настоящему независимая команда Формулы 1. За ней нет ни автоконцерна, ни владельца-миллиардера, ни даже траснконтинентальной гоночной компании, как у Haas. Фрэнк и Клэр гордо хранят неприкосновенность своего частного проекта, но в последние годы это тяжело дается.

Финансовые проблемы вынудили Williams набирать в пилоты рента-драйверов (это не значит, что они плохи, но спортивный принцип при их выборе у команды не в приоритете). Решать технические проблемы приглашают ветеранов, которые, кажется, уже не могут исправить ситуацию: Пэт Симондс не смог сделать последнего шага к успеху, Падди Лоу провалился. А контракт на моторы Mercedes фактически вынудил команду объезжать молодых пилотов для немцев: сначала ушел Росберг, потом забрали Боттаса, а теперь чемпионы отправили в Гроув на обкатку Джорджа Расселла.

С падением результатов стали разбегаться спонсоры, а этой зимой Уильямсам даже пришлось продать Williams Advanced Engineering, одно из своих подразделений, которое, например, работало над машинами Джеймса Бонда.

Перед новым сезоном из стана Williams слышны оптимистичные голоса: дескать и денег на сезон смогли набрать и краш-тесты теперь не пришлось проходить шесть раз, но убежденности в грядущем успехе не слышно даже в словах Клэр Уильямс. А между тем, спасение Williams – важнейшее дело для всей Формулы 1.

Подумайте сами: машины из Гроу непременно выходят на старт Гран При с 1977 года. Дольше в чемпионате держатся только Ferrari и McLaren. По числу чемпионов мира в своих рядах Williams уступает только Скудерии. Да и по числу фанатов остается одной из главных команд чемпионата.

Формула 1 постоянно говорит о привлечении новых болельщиков, но ей нельзя забывать и о старых. Эпохи Себастьяна Феттеля в Red Bull и Льюиса Хэмилтона в Mercedes породили своих постоянных поклонников, но среди тех, кому сейчас 25 лет и более, доминируют любители Ferrari, McLaren и Williams. Это команды, на которых держится образ Ф1.

И пока большие боссы рассуждают о том, останется ли в чемпионате Mercedes, очень мало говорится о спасении Williams, которая своими результатами все глубже загоняет себя в экономическую яму.

Отстраненный от управления Ф1 Берни Экклстоун не раз говорил, как важны для чемпионата его история и его дух. Кажется, новым владельцам из Liberty куда интереснее новые экономические рынки и экологичные технологии. И конечно, нет ничего дурного, если через десять лет Гран При Саудовской Аравии выиграет киберпилот на машине с биодизельным топливом, произведенным из пальмового масла (да, такое топливо существует). Но очень дурно, если к тому моменту в пелотоне не будет одной из самых прославленных и заслуженных команд.

Спасение Williams – это спасение истории Ф1. А вместо помощи у команды отбирают исторические бонусы, которые хоть как-то помогали держаться на плаву. Для чего отбирают – чтобы сэкономить немного денег Лоуренсу Строллу и второй команде Дитриха Матешица? Кажется, у них и так нет финансовых проблем.

Да, я согласен: если Ф1 прямо сейчас начнет помогать своему аутсайдеру хоть деньгами, хоть техникой, это будет неспортивно. Но кто хочет видеть чемпионат Англии по футболу без лондонского «Арсенала»? А НБА без «Бостон Селтикс»?

Возможно, в ближайшее время ресурсы семьи Уильямс все же иссякнут, и на месте команды из Гроу возникнет новый проект родом из Китая, Персидского залива, а то и из России. Может, название Williams даже останется четвертым-пятым словом в наименовании нового бренда, как произошло с именем Петера Заубера. Но тогда мы все что-то потеряем. Воспоминания о внезапном титуле Кеке Росберга, победах Найджела Мэнселла, последнем титула Алена Проста, наглости Жака Вильнева… Или о Пасторе Мальдонадо, который невероятным образом приносит Williams единственную победу за последние 15 лет.

Red Bull может сосредоточиться на производстве газировки и аэрогонках, Mercedes продолжит делать лучшие в мире машины, а на месте Williams останется только пустота. Я надеюсь, что Формула 1 этого не допустит. Нам не нужна такая смерть легенды.

Источник