Анализ: что новый контракт Ферстаппена значит для рынка пилотов Ф1

Анализ: что новый контракт Ферстаппена значит для рынка пилотов Ф1

Всякий контракт с топ-пилотом – это не просто объявление о договоренности гонщика и команды объединить усилия. Это важный элемент, влияющий на общую картину и возможные сценарии развития событий. Тем выше значение соглашений, которые являются долгосрочными.

Нынешняя зима, мягко говоря, не вызывает интереса в плане формирования пелотона-2020. Оно и понятно – имена всех участников нового сезона стали известны сильно загодя. Последним официально объявили о Николя Латифи в Williams, но даже это произошло еще 28 ноября.

В то же время, уже просматриваются очертания на более дальнюю перспективу. Сначала Ferrari озвучила планы сохранить Шарля Леклера минимум до конца 2024 года, а две недели спустя и Red Bull забронировала Макса Ферстаппена до завершения сезона-23.

Если говорить откровенно, новость про Ферстаппена стала неожиданностью. Даже, скорее, не сама новость, а момент, выбранный для объявления. Как правило, такие вещи происходят в конце весны на Гран При Монако или же в начале осени. И вдруг – 7 января. Однако никакой случайности в этом нет.

Ни для кого не секрет, что Макс и его отец Йос в последнее время все чаще поглядывали в сторону Mercedes. И если бы Льюис Хэмилтон склонился к мнению, что сезон-2020 достоин стать блистательным завершением его карьеры, лучшей замены, чем Ферстаппен, Тото Вольфу не удалось бы отыскать при всем желании.

Прежде Йос уже не раз стучался в двери серебристого моторхоума, но всякий раз ответ был одинаков: «Спасибо, не сейчас».

Из объявления, прозвучавшего, к слову, в день 35-летия Хэмилтона, мы можем сделать первый и вполне ясный вывод – раз Макс остается в Red Bull, значит, у него есть полная уверенность, что двери Mercedes по-прежнему закрыты для него. То есть, развивая мысль, Льюис принял решение продолжать выступления как минимум еще несколько лет.

Вольф не из тех людей, чьи решения вызывают удивление. Он отлично понимает, сколь соблазнительной возможностью для Ферстаппена выглядит его команда. И еще Вольф никуда не спешит.

Впрочем, не исключен и другой вариант. Возможно, Ферстаппену дали понять, что большие боссы Mercedes уже приняли решение покинуть Формулу 1 или как минимум очень близки к нему. Если так, то команда почти наверняка продолжит выступления, но останется в управлении у Тото. И тогда на переходный период ему будет жизненно необходим Хэмилтон.

Не вина Вольфа, что после его очередного отказа Макс ударил по рукам с Red Bull, тем самым сделав очевидным другую часть истории.

Red Bull и Honda нашли общий язык

Не сумев получить места в Mercedes, Макс избрал лучший из оставшихся вариантов – попробовать стать чемпионом с Red Bull. Всего год назад сама эта возможность выглядела очень сомнительной. Сейчас ситуация совсем иная.

Прогресс Honda несомненен. Заключительные гонки 2019-го вселили особенный оптимизм: что говорить, если даже крайне щедрый на эмоции Хельмут Марко оказался настолько впечатлен, что заявил о планах Red Bull выиграть титул уже в 2020 году.

Удивительно, насколько все в Минтон-Кинсе изменилось после прекращения сотрудничества с Renault. Команда сполна использует возможность прямой работы с производителем, которой у нее не было в последние годы в силу клиентского статуса для французов.

Нет сомнений, что именно техническую составляющую Ферстаппен тщательнее всего анализировал, принимая решение о долгосрочном сотрудничестве с Red Bull. И второе следствие его контракта – можно говорить, что Honda связывает с Ф1 долгосрочные планы.

Верите или нет, но папа Йос сейчас является одним из самых жестких и умелых переговорщиков во всем паддоке. Он провел своего сына идеальным путем, и даже когда не все было в его руках, выжимал для Макса наилучшие условия.

В Red Bull возможность потери голландца-сына вызывает если и не панический ужас, то что-то близкое. Именно поэтому в диалоге с командой инициативой прочно владела сторона Ферстаппена.

Льюис Хэмилтон остается самым высокооплачиваемым участником Формулы 1, но финансовые возможности Honda позволили «Быкам» довести гонорар своего звездного пилота до сопоставимых величин. Производителю моторов удержать пилота также предельно важно, что позволит Максу получать свыше 40 млн евро в год.

Это едва ли не рекордная сумма в истории для пилота, который не имеет в активе ни одного титула. Она ясно иллюстрирует, на что пошли в Red Bull и Honda, чтобы гарантировать его выступления. Хотя, надо признать, такие деньги не совсем укладываются в популярную философию поиска талантов через собственную молодежную программу, где решающим много лет был не финансовый фактор, а исключительно скорость соискателей.

Что получается в итоге? Все три топ-команды определились со своими лидерами на несколько ближайших лет. У Ferrari это будет Леклер, у Red Bull – Ферстаппен, у Mercedes (практически гарантированно) – Хэмилтон.

Раз так, теперь внимание будет приковано к тем, кто обычно за спинами главных звезд. Основными фигурами рынка пилотов становятся Боттас, Расселл, Риккардо, Джовинацци, Сайнс …и Феттель.

Если исходить из того, что Red Bull продолжит задействовать только собственных воспитанников, то шесть названных выше гонщиков будут оспаривать два оставшихся места в составе Mercedes и Ferrari, а McLaren станет лучшим среди остальных вариантов.

Рынок «героев второго плана» не имеет столь жестких временных рамок, однако можно с уверенностью говорить, что до следующего лета тут ничего не произойдет. Ведь речь всё же идет о топ-командах.

Ferrari заключила с Леклером контракт на пять лет, Red Bull с Ферстаппеном – на четыре. И у этого события есть еще одна очень важная сторона. Подобные соглашения усиливают позиции участников чемпионата, когда речь зайдет о новом Договоре Согласия, который начнет действовать с 2021 года.

Это только кажется, что времени еще много. Будущее Формулы 1 наступит уже скоро – и теперь можно утверждать, что в нем будут Ferrari и Red Bull. И Макс Ферстаппен.

Возраст по-прежнему играет ему на руку. Однако к концу 2023-го, когда голландец завершит свой девятый сезон, имея за плечами две с лишним сотни Гран При, он уже не будет одним из самых молодых в пелотоне. Ему нужно добиваться своего именно в ближайшее время. И без гарантий конкурентоспособности от команды он бы не согласился заключать столь важное во всех смыслах соглашение.

Можно говорить, что два объявления – о Леклере и Ферстаппене – фактически определили путь топ-команд на несколько ближайших сезонов. Но это вовсе не значит, что ситуация на рынке пилотов прояснилась, и картина предельно ясна. Напротив, все становится еще интереснее.

Источник